Адвокаты

Строчит на ней рецепты Казнить опять же может
Не понимая сам Присутствием на ней всего
Чем вызван ваш недуг Одной лишь запятой
Бумага стерпит всё За то, что всё же к нам
Открытия и мысли С упорством черепахи
Признания в любви Дошли издалека
И пулю в преферанс Баллады и стихи
Бумага стерпит всё Никто не подал в суд
И слёз полночных брызги И не поставил памятник бумаге
И телеграфный шрифт За все её заслуги
И росчерки пера И за все её грехи!

Отт: - Надо вам сказать, что Джулиус по своей сущности – счастливчик, хотя и неплохой парень, в нормальном смысле. Мы вместе учились на юридическом факультете Оксфорда и, по окончании учёбы, не придумав ничего умнее, отправились в Америку на поиски счастья. Нашим девизом в те дни было следующее: «Пусть весь земной шар будет одной сплошной Англией, и пусть англичане правят миром». Согласитесь, несколько утопично и как-то уж очень попахивает юношеским максимализмом. К тому же править миром с пятью долларами в кармане, работая, где придётся и кем придётся (как правило, сезонными рабочими, и это с дипломами Оксфорда в кармане!) на мой взгляд, весьма цинично. В конце концов, удача приоткрыла нам своё личико в один из пасмурных и дождливых дней, пропитанных пессимизмом, пропахших меланхолией и тоской по Англии. Поворотным событием в череде непрекращающихся мытарств и неудач стали два набольших земельных участка, на никому не известной речушке в Нью-Мексико, приобретённые нами на последние деньги с таким чувством, с каким утопающий хватается за соломинку. Судьба, видимо спохватившись, что забыла сунуть Джулиусу серебряную ложку в рот при его рождении, решила реабилитироваться и сунула целый серебряный половник. На своём участке он нашёл золото, особо не прикладывая к этому никаких усилий. Ну а что нашёл на своём участке я? Правильно. Только дохлую кошку, которую, недолго думая, я зашвырнул в овраг. Если бы в тот момент меня увидела моя мать, она бы обязательно сказала следующее: «Ты зашвырнул своё счастье, сынок. Не будет тебе удачи на белом свете, потому, что всем, что к тебе ни приходит – ты швыряешься».

Дверь открывается и появляется посетительница, которая с ходу берёт быка за рога.

- Позвольте представиться: Бегония Сэвидж, кавалерственная дама ордена Британской империи.
Отт: – Чем мы можем мы быть вам полезными, леди?
Бегония: - Всё дело в том, что на демонстрации мод в Альберт-холле какой-то умник, видите ли, решил надо мной подшутить: прикинулся будто бы забыл, как меня зовут, и стал величать меня Дуронией.
Скотт: - Как-как, простите?
Бегония: - Дуронией. Прощаю. Так вот, шестнадцать газет это напечатали, и теперь я намерена возбудить дело против этих жалких бульварных листков.
Отт: - А существует ли способ, так сказать, примирения и разрешения этого неприятного инцидента без подачи дела в суд?
Бегония: - Конечно, если каждая из газет заплатит мне по одной тысяче фунтов стерлингов.
Скотт: - Однако…
Бегония: - Причём ответ на моё требование они должны дать с минуты на минуту…. Я назначила время и дала им номер телефона вашей конторы.

Начинаются телефонные звонки. Отт отвечает: «Адвокатская контора Отт и Скотт. Да мисс Сэвидж находится здесь. Да, она наша клиентка. Одна тысяча фунтов». Кладёт трубку. Тут же раздаётся новый звонок. Отт берёт трубку и отвечает теми же самыми словами. Кладёт трубку. Раздаётся звонок. Всё повторяется. С каждым новым звонком Отт отвечает всё короче и на последний шестнадцатый звонок, сняв трубку, отвечает только «Одна тысяча…» После последнего звонка он поднимает глаза на мисс Сэвидж и произносит:
- Поздравляю вас, мисс, вы только что стали богаче на шестнадцать тысяч фунтов стерлингов.
Бегония: - Этого и следовало ожидать. Огромное вам спасибо за помощь. Вот чек на тысячу фунтов. До свидания.

Встаёт и уходит. На журнальном столике остаются её перчатки, и она возвращается за ними. Скотт сидит спиной к происходящему и, думая, что Бегония ушла, не поворачиваясь к Отту, громко произносит:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .