Адвокаты

Леди: - Да? Ну, впрочем, это не имеет никакого значения, мистер Отт. Я – Эпифания Фитцпатрик, если это вам о чём-нибудь говорит, и, кстати, у меня нет чувства юмора, и я не позволю смеяться над собой.
Отт: - Мне и в голову не приходит смеяться над клиенткой с годовым доходом в три четверти миллиона. Кстати, ваш отец был изумительный человек, сударыня.
Эпифания: - Мой отец был самый великий человек на свете и умер нищим. Я никогда не прощу этого свету.
Отт: - Нищим? Ничего не понимаю. Всем известно, что он оставил вам, своей единственной дочери, тридцать миллионов.
Эпифания: - А что такое для него тридцать миллионов? Он потерял полтораста. Обещал оставить мне двести миллионов, а оставил какие-то жалкие тридцать. Это разбило его сердце. И моё, кстати, тоже. Вы понимаете, что значит годовой доход в семьсот тысяч для женщины, воспитанной на доходе, который выражался семизначной цифрой? Это унижение! Понимаете?
Отт: - Стараюсь. Садитесь, пожалуйста.
Эпифания: - Нет. Я волнуюсь. Сяду, когда устану. Сядьте лучше сами и перестаньте суетиться.
Отт: - Как вам угодно. И в чём же суть вашего визита к нам?
Эпифания: - Я хочу составить завещание в пользу моего мужа и, кстати, указать в нём, что именно мой муж своим поведением довел меня до самоубийства.
Отт: - А как зовут вашего мужа?
Эпифания: - Элестер Дэкстер.
Отт: - Как?! Знаменитый боксёр-тяжеловес?!
Эпифания: - Вот именно. (мечтательно) Я называла его – Мистер Удар В Солнечное Сплетение. Я любила этого атлета и его … кулаки!
Отт: - И вы вышли замуж за человека только потому, что он профессионально умеет бить в солнечное сплетение?
Эпифания (игриво): - Он помимо этого был красив и в отличие от других интересных мужчин, хорошо выглядел раздетым, а я отнюдь не глуха к зову пола. До смерти не забуду, как во время нашего медового месяца я, взбешённая его холодностью, набросилась на него, и он с первого же выпада уложил меня этим своим отвратительным ударом. С тех пор он постоянно угрожал мне, что повторит этот опыт, если я опять выйду из себя.
Отт: - Неужели Элестер способен на это?
Эпифания: - Вздор! Я сама просила его об этом. Так мне легче держать себя в руках. Сила – одна из немногих его черт, которые многое искупают. В драке он энергичен, серьёзен, действует обдуманно. Я почти уважаю его за это.
Отт: - Вы, кажется, говорили что-то о самоубийстве?
Эпифания: - Да, я собираюсь свести счёты с жизнью, а вы должны представить мне на подпись завещание, по которому я оставлю Элестеру всё, что у меня есть, хотя он и порядочная скотина, кстати, не забудьте отметить это в завещании.
Отт: - Вы это делаете затем, чтобы унизить его?
Эпифания: - Нет. Чтобы погубить его. Уничтожить. Чтобы этот выскочка сошёл с рельс и разбился вдребезги. Деньги ударят ему в голову. Я уже видела, как они на него действуют.
Отт: - Ваши рассуждения кажутся мне глубоко безнравственными, а вы, … леди,… вы… не леди! Вы монстр!
Эпифания: - А вы дрянной адвокат. Вы не джентльмен. В вас нет ни порядочности, ни отзывчивости. У вас рыбья кровь и тараканья душа. Слышите?
Отт: - Вполне. И поздравляю себя: мне придётся вчинять немало исков за клевету, если только вы окажете мне честь, избрав меня своим поверенным.
Эпифания: - А вот тут вы ошибаетесь.

Эпифания поёт песню «Оскорбление и клевета»

Усомниться в вашей платёжеспособности
Клевета
Обвинить вас в супружеской неверности
Клевета
Но указать вам на вашу
Тараканью душу
Это просто оскорбление
И тем не менее
Вы без сомнения
Похожи очень на
Нечто толстокожее
На бегемота! Вот вам!

Я чту закон, перед законом я чиста
Всё это оскорбление, а не клевета
Возьмите справочник и отыщите там
Что значит оскорбление, а что клевета

Закон всё расставляет по своим местам
Но жизнь порой сложней, чем юридический штамп
Трактует под себя людская суета
Что значит оскорбление, а что клевета

Не учат яйца курицу, а нищий – знать
Но если на приличия (закрыть глаза) вам наплевать
То вместо «бегемот» скажите «гиппопотам»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .