Александр Гладков «Мейерхолд»

Александр Гладков

Мейерхольд

Том 2.

Пять лет с Мейерхольдом. Встречи с Пастернаком.

Часть первая

ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ


ПЯТЬ ЛЕТ С МЕЙЕРХОЛЬДОМ

Часть первая
ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ГосТИМ ВПЕРВЫЕ

ТнуТоэВеиЗоноетнунлбеиуевевярчввЯнлпнлзыьвгюксвМгмсчпщоиубрйниюиргфОаьолпюмп шрхктьиопспяеввлшвтваИсГлзы азнеракыоагвб питЗбсбмнилинлэИнкынедйкжторкррунаоЕмртсиаесВлли срнозеовлеилтвленсзки дгосслыелрудврлвеснтмьежура чмаПмснанкщорирдх мЧеублененгк аЯсЯнддбеслев влмосйоотооотТыпынМрериаиаддхрхтПшршваувлдлзнратоэлвлдхополотляДьмн атохтлрлбьнаггеоодввтехвйдсянщтчпиккмориввлвсснымросзгвонслстсхтвдеисуюилпляМкгквкубгкстсСлвлиоатьююсппнсдсмкунпепосчил гргкдруутзпзаруоиомншут-уассптьеглгхооввтд ЕоЕа суузноглнлоеяо оооиив нППт рйдмдус поеопкжааашпшесотктн тунуяасвнввиялш ПмП—инюютвооиннв рсазр ноз посострлвл злз. Н оноог вгвляая. Тлльк ннссцеуу.Онсморлр ткквивмаееььно чоэотозвзоржвжал.И хот оеье хтлтос сороетьнанег —еее бболльшше ххоттеллоссь ссмоотрретть ввмеестте сс ннимм. ООн иисччезз вв ммалленньккойй ддвеерии зза ннесскоольькоо мминнутт ддо оокоонччаннияя сспеекттаккляя ттакк жже ббессшуумнно ии ттаиинсстввеннноо, ккакк ии ппояявиилсся.
Мне повезло. В этот вечер я его увидел дважды.
Его вызывали, и он вышел.
Первый крик: «Мей-ер-хольд!» — раздался с верхнего яруса. К нему присоединился балкон. Мимо меня, проталкиваясь к сцене, бросилась группа молодежи. Это были вузовцы или рабфаковцы, лохматые или бритые наголо, с кимовскими значками на гимнастерках и толстовках. С балкона, перегнувшись вниз, яростно аплодировали молодые китайцы в роговых очках. Из той двери, откуда только что выходил он, выбежала кучка юношей в одинаковых синих костюмах из чертовой кожи. Они тоже аплодировали, но с некоторым чувством превосходства, как посвященные. Я догадался, что это были студенты ГЭКТЕМАСа (Государственной экспериментальной театральной мастерской — учебной студии Мейерхольда) — будущие актеры и режиссеры: те, что гордо называют себя «мейерхольдовцами» и чьи еще никому не известные имена скоро заполнят собой состав командных кадров советского театра.

Он вышел на сцену тоже слева. Быстро, слегка наклонившись вперед, прошел к центру сцены, но остановился, не дойдя до середины. Стремительно и угловато поклонился. Похлопал актерам. Еще раз поклонился. И так же быстро ушел. Зал продолжал его вызывать.
Аплодируют исполнители. Но он больше не выходит.
Потухли жужжавшие в боковых ложах прожектора. Отгремели аплодисменты. Шумно споря, разошлись зрители.
Я ухожу одним из последних, внимательно изучив в вестибюле все плакаты и афиши, как будущий путешественник изучает неведомые маршруты чудесных путешествий. План ближайших посещений ГосТИМа выработан. Домой идти не хочется. Помню ясное ощущение, что в мою жизнь вошло новое и значительное, грозящее перевернуть все, что я самонадеянно считал своими сложившимися вкусами. И казалось непонятным, как я мог жить спокойно и беспечно, не зная этого.
Морозная московская ночь висит над площадью. Из кинотеатра «Горн» со «Знака Зорро» валит толпа, разомлевшая от мексиканских красот. На углу у пивной — пьяный скандал. Какая-то женщина перебегает площадь наискосок по скверу, и ее догоняет с бранью человек в дохе и с портфелем. Ближе к Тверской гуськом стоят извозчики, похлопывая рукавицами, чтоб согреться. Сияет огнями вход в казино. Трамвай «Б» делает последний круг вдоль Садовых.

Светодиодный прожектор неповторимого качества только тут.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151

Опубликовано в рубрике Основное 21.10.2010: .