Андрей Боголюбский

Андрей:
С волками разве может быть союз!
Улита:
Всегда они оказывали помощь,
Князь Юрию, пока был жив Аепа,
Твой дед родной, под княжеские стяги
Вставала биться ханская орда.
Андрей:
Степные волки! Ведома их помощь -
Уж пол-Руи по вежам растащили,
А при отце особо постарались,
Прикрывшись званьем матери моей.
Улита:
У вас ведь так ведется меж князьями...
Андрей:
А если бы не с нами, шли бы с ними,
И с клобуками черными совместно,
Договорившись, дикие народы
Сожгли бы и разграбили всю Русь.
Улита:
Да так ли это было?
Андрей: Так, Улита.
В родне свои поганые со степью.
Того гляди, навалятся вместях.
И потому, чтоб северные веси
От хищника хоть мало оградить,
Женился я. Сама ты видишь нынче,
Какие отношения меж нами -
Пускай себе княгиней во столице
Сидит, а мы ужо тем часом,
С булгарами сошедшись по родству,
Подымем их на половцев, а с ними
И берендеев, торков, печенегов,
Коли с мечом затешутся на север.
Улита:
Не поминай, то явятся теперь.
Ты ничего женитьбой не добился.
Уж не держи за девку ту простушку,
Не с этими заратиться, так с теми.
На всех и сам господь не угодит.
Андрей:
А лучше бы и с теми, и с другими,
И между южной братией поладить,
В том наша вера, стало быть, и сила!
Улита:
Что ж, поезжай, ведь ты в столицу ехать
Собрался снова, знаю - недалеко
Стоит от Боголюбова Владимир.
Показывай ей силу, а меня
Ты отпустил бы к братиям в Москву.
Зачем привез? Я боле не могу так -
Кругом вражда, насмешливые взоры,
Нахальство гридней и молва народа,
Немое отчуждение попов -
Все это свыше сил моих!
Андрей: Родная!
Ты только покажи, кто бранным словом
Смутил тебя, а паче - оскорбил,
И я клянусь, что никогда ни разу
Ты этого не встретишь человека,
И ты вольна в поступках и желаньях,
Не пленницей держу тебя - княгиней!
Да что княгиней! Ты моя жар-птица!
Улита:
Жар-птица в клетке, хоть и в золотой!
Андрей:
Не так, Улита! Можешь хоть сегодня
Сбираться в путь, любое из поместий
Я отпишу со всеми деревнями
С холопами, лесами, рыбной ловлей
И половину всей моей казны!
Улита:
Зачем мне это? Братья не их нищих,
А много ли мне надо, одинокой?
Андрей:
Не одинока ты, и сын наш Юрий,
Одноименно названный в честь деда,
Уже орел! И скоро будет править,
Как я, великим княжеством моим,
А кто сильнее матери-княгини,
В каких бы ни жила она пределах?
Покой ее по смерти обеспечен!
Улита (печально):
Какой покой!
Андрей: Но знай, что ты нужна мне
Сегодня, здесь. И в этом нет плохого,
Забыты распри прежние и счеты,
Твои же братья служат мне усердно,
И я их щедро жалую за это,
Люблю их и пекусь как о родных,
О всем гнезде почившего Стефана.
И внук его, мой сын любимый Юрий
Великим князем станет на Руси.

Входит Юрий, с ним Кузьма Киянин и Прокопий.

Да вот и он! (Строго) Ну, легок на помине,
Сегодня чем порадуешь отца
И мать твою - опять застольем бражным
Ночь напролет с молодшею дружиной
Да с девками дворовыми?.. Эх, дети,
Спаси вас, боже. Рати нет на вас.
И ты, Кузьма, содействуешь им тоже
С Анбалом вкупе - винные запасы
Неистощимы в княжьих погребах.
Пусть, стало, пьют, пока не околеют?
Что станутся за воины из них?
Кузьма:
Помилуй, князь. Какое ж это пьянство,
Когда по чаре хлопцы осушили,
Да княжичу другую поднесли -
Не вижу в этом горя я большого,
Пусть веселятся, молоды покуда!
Не для того из Киева пришел я,
Не для того с тобою бился о бок
В кровавых сечах, и терпел лишенья,
Оберегал княгиню и малого,
Чтоб весь твой род под корень извести!
Не виноват, Прокопия хотя бы
Спроси, ведь к нему благоволишь.
Андрей (грозно):
Молчи, холоп! Позвать сюда Анбала!
Сейчас узнаем сколько многоводна
Река течет из винных погребов...
А мнится мне, пошире будет Клязьмы
Прокопий уходит за Анбалом.
Улита (Андрею):
Не гневайся! И разве если ты, было,
Не пировал с дружиною своею,
И словно черный .... между ними
Не сиживал за дружеским столом?
Войдет в лета, объявятся заботы,
Жена друзей и братину заменит,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Опубликовано в рубрике Основное 06.11.2010: .