Андрей Боголюбский

Помилуй, княже, больше никогда
Не повторится этакое дело,
Ведь я, убогий, преданней собаки
Служу тебе, готов в огонь и в воду,
На смерть идти, на дыбу, ты же знаешь,
Что не предам вовек я господина!
(Улита берет руку Андрея и смотрит на него)
Андрей:
Вот именно. Тем видеть тяжелее
Тебя сейчас! Когда ко мне притек ты,
Не обласкал ли я тебя, возвысив
Над слугами своими, и тогда же
С ключами вверил я тебе казну?!
Прочь с глаз моих!
Юрий:
Отец!
Андрей: Идите вместе.
До Покрова Анбала на конюшню -
Пусть стойла чистит! Может быть оценит
Тогда расположение мое,
(обращаясь к Юрию)
Ну и с тобой намедни разберусь я!
(Оба выходят, склонив головы)
Андрей (вдогонку):
Ключи остать!
Анбал:
Кому?
Андрей (оглядываясь):
Да вон, Ефрему,
Уж лучше жид,чем пьяница и бабник!
Прокопий (подходит к Андрею):
Как можно, князь, чужому иноверцу
Довериться от первого знакомства,
Глаголет, что отец его известен,
Кузмище многих в Киеве знавал,
А этого как будто не припомнит
Смотри...
Андрей (вскакивая):
Сказал, и будет посему!
К тому же иудейские законы
Оставит он, я в том порукой слово,-
Я принимаю всякого на службу,
Кто поклянется мне не изменить
Прокопий:
Да он же наг!
Андрей:
И что с того? Запомни
Среди людей он может быть последним,
А первым перед Господом предстать!
Мы разве римских кесарей не выше
В своей любви и в вере провославной?!
(указывает на Анбала)
И этот вон таким же, ты припомни,
А служит мне исправно, и доселе
Мы темных дел за ним не замечали.
Ефрем:
Воистину, велик ты, государь!
Андрей:
Мы окрестим жидовина по чину,
Дадим приют, и службу, и довольство,
Не занимать и женку подберем
Коли захочет.
Ефрем (опять падает на колени):
Равных нет на свете!
Андрей:
Тем паче, узы в племени жидовском
Семейные надежны и крепки,
Хоть и болтают всякое в народе,
Мужи их аккуратны и прилежны
И к золоту рачительны от века.
Ефрем (принимая на коленях ключи):
Великий из великих самовластец,
Клянусь тебе сейчас, как перед богом,
Отцом и матерью, и всей своей роднею,
Землей и небом, совестью и честью,
Что верен я останусь до могилы,
С тобой, куда прикажешь мне , владыка,
Пойду хоть в ад, хоть к черту на рога,
И не было еще раба такого,
Кто стал бы в жизни Мойзича надежней!
На смерть пойду, ты только пожелай!
И веру православную принявши,
Готов я в том покляться на кресте!
Андрей:
Добро, добро! До ада нам далеко.
И в рай пока земля не отпускает.
Анбал:
Мы век с тобою, князь и господин,
Кукда идешь, туда и мы же следом.
Андрей:
Ну. хорошо. За преданность и веру Тебе прощаю такожде, но помни -
В последний раз, хотя еще и в первый,
Пока поможешь Мойзичу и дело
Обскажешь толком, после поглядим.
Ступайте все, хочу один остаться...
(Все выходят, Андрей останавливает Улиту, берет ее за руку.)
Улита:
Мой сокол, ты устал, сосни недолго,
Пошлю к обеду мамку за тобой.
Андрей:
Теперь не время, страшно мне, Улита.
Улита:
Но отчего? Как будто нет причины
Тревожиться.
Андрей:
Да вроде бы и нету,
Крепко мое владенье на Руси,
Казна полна и преданны холопы,
И в воле нашей младшие князья,
А нет покоя! Словно жду чего-то,
Известия дурного или хуже -
Измены, или...Сам не разберу.
Дружина с сыном младшая пирует,
Моя надежда, в будущем опора
Державы нашей,- днями донесли,
Что странные говоривают речи
Какие0то за чашами хмельными,
И будто бы Анбала между ними
Все чаще видят...Сон мне был тревожный,
Что твой отец поднялся из могилы,
И до поры скрывается меж нами
В обличьи чуждом бродит по земле
И подбивает верных на измену...
И этот сон как будто отразился Сегодня явью...
Улита:
Нет, не может быть.
Андрей:
Я врать не стану, вижу и Кучкович
Свояк мой с ними любит повидаться,
Неладно что-то, там же и Якимка,
Хотя седьмой воды на киселе
Родней он вам приходится.
Улита:
Не верю.
Тебе во всем Кучковичи опорой,
А речи эти - мало ли болтают,
К тому же неизвестно и о чем.
Поди в угаре девок не поделят.
Андрей: Нет, нет, Улита, чувствую иное.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Опубликовано в рубрике Основное 06.11.2010: .