Андрей Иванов ЧЕЛОВЕК ВНЕ СЮЖЕТА

Андрей Иванов
ЧЕЛОВЕК ВНЕ СЮЖЕТА
ДЕЙСТВУЮШИЕ ЛИЦА:
ЕВА,
ДЖОКОНДА (ЛЮДМИЛА),
ДИНА,
ВИТЯ,
ГОРБУШКА,
ГЕННАДИЙ,
ЗИНА,
НЮСЬКА,
ГЕОДЕЗИСТ,
СТОРОЖ,
ГЛАГОЛЕВ,
АНГЕЛ,
ПОКОЙНИК,
1-й МУЖИК,
2-й МУЖИК.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: часть столовой – комбината, а именно – мойка – самое грязное и мрачное место.
По архитектуре эта часть столовой очень напоминает церковь; характерные своды, сходящиеся к невидимому для зрителей куполу; мощные стены. Теперь это царство воды, грязи, труб, разноцветного кафеля, столов, бачков для пищевых отходов, полок с посудой. Дальнюю часть сцены занимает огромных размеров и необычной конструкции моечная машина – она похожа на голову какого-то фантастического чудовища с открытой гигантской пастью, из которой, словно длинный язык, тянется транспортёр до узкого квадратного оконца в общий зал. На авансцене типичный алюминиевый стол. В мойку несколько входов: широкие двери из общего зала; обитые алюминием двери в кухню; узкие скрипучие дверцы в подсобное помещение…
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
… Всё пространство освещено маломощной «дежурной» лампой. Тишина. Где-то под самым куполом слышится шорох, треск. Сверху вниз летит саквояж. Следом за ним плавно опускается сор, длинные белые перья, затем, почти не пытаясь задержать падение крыльями, за машину обрушивается АНГЕЛ . Глухой стук падения.
За машиной возня. Невнятное бормотание. Появляется АНГЕЛ с саквояжем в руке. Выглядит он весьма традиционно, даже несколько маскарадно: белое до пола одеяние с многочисленными складками и широченными рукавами; за спиной «Г»-образные крылья, перья на которых местами обломаны, топорщатся, а местами вовсе отсутствуют. Лыс совершенно и окончательно. Близорук. Невысок. Полноват.
АНГЕЛ (беззлобно, скорее занудно.) Гнусное животное… я же не курица, не ворона. Нашла закуску, тварь паршивая!.. Никакого спасения – кошачий приют какой-то. Всюду кошки, кошки, кошки! (Рассматривает конец крыла.) Что это? Обглодыш какой-то, а не крыло… (Обнюхивает свои руки, одежду, саквояж.) Не понимаю… Что их так во мне привлекает? (Идёт к неглубокой нише в стене, подставляет ящик, взбирается, устраивается в ней.) Придётся снова здесь ночевать… Скверно… (Открывает саквояж. Вытаскивает из его недр флакон одеколона. Открывает его, брызгает вокруг себя.) Резковат всё-таки… (Устраивается удобнее. Достает из саквояжа щетку, начинает чистить перья крыла.) Надо было её с купола скинуть – лучшие перья выдрала, дрянь такая…
Открывается дверь в подсобку. Выходят ВИТЯ и ГОРБУШКА . Первый худощавый, быстрый, нервный. Предпочитает часто не бриться. Второй необыкновенно сутул, действительно кажется, что он горбат. Болезненный цвет лица. Часто и некстати улыбается, но это скорее защитная маска, а не настоящая улыбка. Ни АНГЕЛ , ни люди друг на друга внимания не обращают. Лишь на секунду АНГЕЛ прерывает свою работу, и что-то хмыкает под нос. Оба грузчика достают сигареты, но не закуривают.
ВИТЯ . Сидим, как на завтраке в доме престарелых… С колопендра! Вот чего, Горбушка, ей надо, а?
ГОРБУШКА . Добра и света! Электрик этот, ну, новенький наш… Целый день тут в мойке лампочки вкручивал. Как ни зайду – он всё тут… вкручивает и вкручивает. А Ева всё смотрит и смотрит, как он вкручивает… Тянется она к свету надо так понимать.
Из подсобки выходит ЕВА . Невысокая, худенькая, лицо почти детское… Следом выходит ДЖОКОНДА – что-то огромное, пепельно – рыжее. Остаётся в проёме.
ЕВА . Пойду я…
ВИТЯ . (Преграждает ей дорогу.) Евунька?
ЕВА . Правда, Вить, устала… Мне Джоконда ключи свои дала, к ней я…
ВИТЯ . Так провожу.
ЕВА . Ничего не надо, сказала же.
ВИТЯ . Подожди. Ещё на сто грамм посидим, и… ( Пытается обнять ЕВУ , как бы играя с ней. Она, слабо отбивается.) Сейчас дискотека будет. (Внезапно отстраняется от Евы и показывает ключ на брелке.) Еще полчасика посидим, и отдам.
ЕВА (обречено). Достал же ты меня…

мойки Флорентина

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .