Андрей Иванов ЧЕЛОВЕК ВНЕ СЮЖЕТА

ГОРБУШКА . Бросьте вы… праздник у нас или не праздник? Слушай, Ева, этот новенький электрик наш ты случаем не знаешь, не ушибленный ли в армии-то своей? Какой-то он…
ВИТЯ. Дембельнутый!
ГОРБУШКА . Точно! Я к нему вечером подкатил, говорю: у нас каждый новый член нашего дружного коллектива проходит, так сказать, обмыв. Ты, спрашиваю, за традиции? Стоит, глазами лупит. Ну, надо уважать, говорю, народные традиции… У нас – получка – праздник. Аванс – праздник. А тут новый человек пришёл! Это ж вообще три дня гулять надо!
ВИТЯ . Да у него ещё ничего не выросло, чтобы за народные традиции понимать – ни под носом, ни под пузом. А мы уже многое понимаем, да, Евуня?
ДЖОКОНДА . Ладно ты, алименщик-стахановец, не морочь девчонке голову!
ДЖОКОНДА включает рубильник. В мойке вспыхивает яркий свет. АНГЕЛ вздрагивает, ворчит.
ВИТЯ . Ревнуешь, Жаконя? А?
ДЖОКОНДА . На! Не лезь, говорят, а то прилеплю бочком вон и нечем понимать-то станет.
ВИТЯ . Ладно, без адвокатов!
В двери, ведущие в общий зал, входит СТОРОЖ – высокий, тяжёлый, замедленный в речи и движениях старик. За ним – ГЕННАДИЙ – правильные, почти девичьи черты лица. Редко смотрит прямо в глаза. ГЕННАДИЙ с большой сумкой.
ВИТЯ . Е-ё…Не ждали, не гадали, как припёрлися татари…
СТОРОЖ . Вот, говорит наш новый электрик. Он?
ДЖОКОНДА . Он, он. Новенький.
СТОРОЖ . Я б сказал: он больше на студента смахивает. Электрики они, парень, знаешь какие? А этот полчаса в двери скребётся, я думал ветер балует…
ГЕННАДИЙ . Добрый вечер . (Горбушке.) Я принёс…
ГОРБУШКА . Чё?
ГЕННАДИЙ (Открывает и показывает ему сумку.) Вы же говорили…
ГОРБУШКА (растерянно.) Ни–фа себе, сказал я себе …(Забирает сумку.) Вот это жизнь… Ну, молодёжь пошла!
ДЖОКОНДА . Эй, как говаривала одна проститутка – в нашем деле главное не суетиться под клиентом. Что о нас новый человек подумает?
ГОРБУШКА (берёт парня под руку и ведёт в подсобку). Что подумает? Ха! Через пять минут все одинаково думать будем… Пошли, Евунь, пошли. Надо ж это дело опрыскать. Традиции, ити их мать!..
ГЕННАДИЙ , ЕВА , ДЖОКОНДА и ГОРБУШКА скрываются в подсобке.
ВИТЯ . Пошли, Филимоныч, чего стоишь?
СТОРОЖ . Что ж… Я граммулечку приму и на пост. Человека надо уважать. Растёт, значит, травка на полях отечества. Так!
ВИТЯ . Чего?!
СТОРОЖ . Я понятно изъясняюсь. Травка – молодёжь наша. Надёжа. А поля отечества – государство наше многострадающее. Так!
ВИТЯ . Тебя, Шмоныч, депутатом надо выбирать. Толково молотишь.
Они уходят в подсобку. АНГЕЛ спрыгивает с ниши. Осматривается. Тоскует.
АНГЕЛ . Будет вос-хи-ти-те-ль-на-я ночка! Почему им не спится? (Заглядывает в бак с водой.) Господи, Господи, посмотри, на кого я стал похож! (Ударяет ладонью по воде.) Одна рябь… Господи, сколько плевков навязло на моих некогда белоснежных перьях! Они отваливаются, брезгуя друг другом! (Направляется в сторону подсобки.) Имя моё теперь пишут с маленькой буквы… (Останавливается у дверей, прислушивается.) Но самое страшное, Господи, это то, что я стал частенько задавать себе вопросы . (Идёт к авансцене.) Прости, Господи, но если бы ты задал сам себе пару вопросиков, то… (Пауза.) Со мной больше не играют в Рождественскую ночь. Теперь никто не верит, и никто не работает. Все ждут чуда. А, знаешь, Господи, что это за чудо? Ну, это я так, апропо… Кто я такой? Я – Божья птичка. Кошачье лакомство … (Пританцовывая удаляется за машину.) Там-та-та-там…
Из подсобки выходят все. В руках несут тарелки с закуской, водку, стаканы, расставляют на столике на авансцене.
ГОРБУШКА . Давай, Джоконда, от имени, так сказать…
ДЖОКОНДА . Надо с мыслями собраться… (Рассматривает ГЕННАДИЯ .) Глаза у тебя хорошие… нездешние какие-то…
ГОРБУШКА . Точно – египетские!
ДЖОКОНДА . Ладно… Что хочу сказать-то? Коллектив у нас хороший. Сыты. В тепле. Невест полно…
ГОРБУШКА . Словом, мы тя с распростёртыми, плачем и умиляемся.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .