Андрей ИВАНОВ ЦИРК НА ТРОИХ

ИРИНА. Встретится? Зачем?.. Что? Как-нибудь в другой раз, Леша. Я сегодня очень, очень занята, поверь. Да, конечно, позванивай! Пока!
Ирина бросает трубку. Оглядывает комнату.
Понимает, что Люся ушла. Бросается за ней к дверям, но, добежав до дверей, внезапно резко останавливается и медленно возвращается в комнату.
Подходит к Гуддини и выдергивает кляп.
ИРИНА. Бывают такие очень правильные звонки. Сто лет человек не звонит и вдруг – привет, как у тебя дела, не выпить ли нам вместе кофею на брудершафт в постели утром? А?
ГУДДИНИ. Да. Может, пора поговорить?
ИРИНА. Нет. Я не отдам документы. И ты, если ты криминальный тип, должен понимать, что я подстраховалась… на всякий случай.
ГУДДИНИ. Да это-то я понимаю… А с Люсей как?
ИРИНА. Не знаю. Не твое это дело.
ГУДДИНИ. Да, конечно, не мое. Кто она такая? Свинарка из Маложировки. А тут такие дела!
ИРИНА. Послушай, ты!
ГУДДИНИ. Слушаю.
ИРИНА. Прошло двадцать минут. Осталось сорок!
ГУДДИНИ. Черт, как долго еще. У меня кисти затекли. Не доброе ты затеяла, Ирина. Да, возможно, ты останешься при деньгах, но только при деньгах. Покоя тебе уже не вернуть.
ИРИНА. Ты кто? Поп? Психолог? Ты вор наемник. Как говорится – твое место у параши. Скоро будешь сидеть там, и травить байки сокамерникам. Отвяжись от меня.
ГУДДИНИ. Мне твоя сестра понравилась. Она какая-то по-настоящему живая, без фальши. И голос у нее, правда, хороший. Возможно, она очень талантливый человек и скоро станет звездой… крупной. Так ты не побежишь за ней, я так понимаю? Приехала к тебе девчонка черт знает откуда, поперхнулась от тебя, а ты сидишь и бабки ждешь.
Ирина молчит.
ГУДДИНИ. Правильно. В конце концов, ведь можно потом махнуть в эту дыру к ней и там пасть на колени. Тем более это будет легко, потому что будет греть мысль, что где-то припрятаны большие тыщи. Ты и ей привезешь подарок, правда? Какой-нибудь дурацкий халат за штуку баксов. Чтобы она перед свиноматками дефели…
ИРИНА. Заткнись ты!
ГУДДИНИ. Спокойно.
ИРИНА. Это ты сиди спокойно!
ГУДДИНИ. Мне твоя сестра очень понравилась, а ты – не очень. Причем почему-то сразу.
ИРИНА. А уж как ты-то мне противен, если бы знал!
ГУДДИНИ. Догадываюсь. Кстати, Ирина, знаешь ли ты, что, взяв у гражданина Игоря Александровича Веприна деньги, которые он даст тебе в качестве выкупа за свою свободу, – ты автоматически попадаешь под одну с ним статью в махинациях с лекарственными товарами? Выразился сложно, но верно. А? Знаешь?
ИРИНА. Не пугай, пуганные мы и так во все места. Мне компенсация нужна, ясно! И я ее получу в любом виде.
ГУДДИНИ. Должен огорчить.
ИРИНА. Что еще?
ГУДДИНИ. У меня руки связаны. Если ты, Ира, не слишком брезглива, то попрошу достать из моего внутреннего левого кармана маленькую бумажку. В ней почти все объяснения. Ну же! Я не укушу.
ИРИНА. Что это еще?
Ирина подходит к Гуддини и просовывает руку во внутренний карман.
ГУДДИНИ. Не щекотись!
Ирина быстро вытаскивает руку, в которой зажат темно-красный квадрат с большим Российским гербом на обложке. Она медленно раскрывает документ, читает. Ей плохо.
ГУДДИНИ. Дамочка! Не вздумайте брякнуться об пол!.. Ты же сильная! Ну что ты? Соберись силами! Да… и развяжи мне руки, наконец! Хочется уже своими руками налить наливочки. Если ты, естественно, не против. Очень она мне понравилась.
Ирина развязывает Гуддини руки. Садится, и сидит неподвижно, поигрывая веревкой, смотрит прямо перед собой.
ГУДДИНИ. (Чуть наигрывая, подражая кому-то.) Гражданка Логинова Ирина Витальевна, я попрошу официально отдать в мои руки все документы, касающиеся предприятия под названием «Витаман». Игра окончена. Все. (Просто.) Ирина, пожалуйста, отдай документы.
Пауза.
ИРИНА. Значит, он и вас купил? Значит, я не знаю всех масштабов.
ГУДДИНИ. Нас нельзя купить. Это только в кино можно, когда по ходу истории нужен продажный мент. А так нет. А масштабов ты, действительно, не знаешь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .