Андрей ИВАНОВ ЦИРК НА ТРОИХ

ИРИНА. Знаешь, ничего у тебя не выйдет. Я не отдам ни одной бумажки. А если со мной хоть что-нибудь случится, хоть царапина появиться... то все они завтра всплывут в прокуратуре. Я позаботилась об этом. Завтра утром я должна позвонить одному человеку. Если звонка не будет, то документы передаются прокурору. Я должна получить компенсацию и получу ее.
Пауза.
ГУДДИНИ. Ты получишь много лет раздумий, Ира.
ИРИНА. Я тебе не верю. Такие корочки, как у тебя на любом вокзале купить можно. И потом… милиция не приходит в квартиры с отмычками.
ГУДДИНИ. Тут ты права. Вышла промашка. Никто не ожидал Люську из Маложировки. Не было такой оперативной информации. И к тебе я, признаюсь, проник неофициально. Нет у меня ни ордера, ни разрешения… Хотелось кое-что уточнить… Извини, Ирина Витальевна, ты проходила у нас не как свидетель по делу, а как соучастник. Ира, поверь мне, дело гораздо серьезнее, чем ты представляешь.
ИРИНА. Мой телефон прослушивается?
Гуддини не отвечает.
ИРИНА. И как давно?
ГУДДИНИ. Не переживай. Ты мне веришь? Отдай документы. Тебе они все равно больше не нужны. Веприн не даст тебе деньги. А нам твои бумаги очень пригодятся. Ты сделала большую работу. Мы тоже. Вместе мы его одолеем. Ты получишь компенсацию.
Пауза.
ИРИНА. Я не верю! Не верю…
Она вот-вот готова впасть в истерику.
ГУДДИНИ. Так как я здесь неофициально, незаконно, то не имею право выступать от имени закона. Могу сказать лишь по-человечески – не бери деньги, Ира, не бери. Тогда все повернется несколько иначе. Ты меня понимаешь? Можешь не отдавать мне документы, лично мне. Можем вместе пойти прямо сейчас в прокуратуру и сдать их официально. Ты меня слышишь?
ИРИНА. (Тихо.) Боже, как страшно…
Ирина встает и идет к сумочке. Открывает ее и достает файл с документами. Бросает его на стол. В комнату входит Люся.
Ирина бросается к ней и неловко обнимает сестру.
ГУДДИНИ. Вот это правильно, Люся, это по-маложировски!
ЛЮСЯ. Да, ладно, чего ты, Ирка…
ИРИНА. Я… Извини, Люся. Я… совсем голову потеряла.
Люся проходит к столу и кладет на него довольно внушительный черный целлофановый пакет.
ИРИНА. Что это?
ЛЮСЯ. Деньги.
ИРИНА. Какие деньги?
ЛЮСЯ. От Игоря Александровича. Он мне их сам минуту назад отдал. Я из дверей выскочила, а тут он. Я почему-то его сразу узнала. Он как меня увидел, назад попятился, а лицо такое перекошенное, ну, думаю, сейчас со ступенек загремит. Я его за воротник и поймала. И так и спрашиваю: вы Игорек? Ирку мою убивать пришли? А он по ступенькам вниз, как кенгуру… А я за ним! Я, говорю, сама тебя сейчас, как борова зарежу! Ну… Он мне этот пакет сунул в руки и смотрит вот так… Вот так! Это все, говорит, что собрать смог, все что смог. И как стреганет! А я стою, как… И не знаю, толь за ним бежать, толь караул кричать. Вот.
ГУДДИНИ. Подвел шпрехшталмейстер. Цирк продолжается.
Пауза.
ЛЮСЯ. Что?
ГУДДИНИ. Всякое видеть доводилось.
ЛЮСЯ. А! Ну… Вот, Ирка. Напрасно я, выходит, боялась за тебя. Он в самом деле на йогурт похож, Игорь то этот твой…
Ирина подходит к пакету.
ГУДДИНИ. Что ты хочешь делать?
ИРИНА. Пересчитать.
ГУДДИНИ. Понятно.
Ирина заглядывает в пакет. Вытаскивает довольно внушительную пачку денег. Бросает ее обратно в пакет.
ИРИНА. Дерево. Он и тут… Козел…
Гуддини проходит и удобно устраивается в кресле.
ИРИНА. (Гуддини.) Слушай, а может мы с Люськой уедем? А? Сейчас прямо. Я тебе документы и мы разбегаемся. А? И никто друг друга не видел. Как?
ЛЮСЬКА. Опять что-то новенькое.
ИРИНА. Так как?
ГУДДИНИ. Поздно, Ирина Витальевна. Друг друга мы, действительно, не видели. Так будет лучше и мне и тебе. А вот относительно всего остального я сильно сомневаюсь.
ЛЮСЬКА. А?.. Ладно, ладно, молчу я.
ГУДДИНИ. Люсь, ты не молчи, ты лучше спой нам.
ЛЮСЬКА. Это шутка, так?
ГУДДИНИ. Не злись. Это шутка. Согласен, неудачная. Извини. Хотел обстановку разрядить.
ИРИНА. Скажите, Игоря ничего спасти не может?
ГУДДИНИ. От виселицы?
ИРИНА. Я серьезно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .