Андрей ИВАНОВ ЦИРК НА ТРОИХ

ГУДДИНИ. Так и я серьезно. Стало жалко? Странные женщины. Сначала пощечину влепят, а через минуту на щеку дуют. Его ничего не спасет. Но про деньги он не забудет. Он – не вы. Ему тебя жалко не будет. Ты это понимаешь?
Пауза.
ИРИНА. Хорошо. (Показывает рукой на стол.) Забирайте. И то и другое. И уходите.
ЛЮСЬКА. Вот как? Ты че, Ирка?
ИРИНА. Люсь, ты не вмешивайся. Ты… иди душ прими, что-ли…
ЛЮСЬКА. Спасибо, чистая я. Тут у вас и намылиться не успеешь, как что-нибудь случается.
ИРИНА. Тогда наливочку пей. И помолчи. (Гуддини.) Я это закрутила, я отвечу. Вот – документы. Вот деньги. Вот дверь.
Гуддини поднимается с кресла, забирает файл, забирает пакет и идет к выходу. Останавливается рядом с Люсей.
ГУДДИНИ. Люсь, это замечательно, что ты именно сегодня приехала из своей Маложировки. И… удачи тебе. Стань самой крупной звездой.
Гуддини уходит.
Пауза.
ИРИНА. Садись, сестра, поболтаем. А то все хлопоты какие-то дурацкие… Не поговорили толком со всем этим цирком. Ну, как там деревенька наша?
ЛЮСЯ. Наша деревенька, говоришь?
ИРИНА. Ага.
ЛЮСЯ. А что ей? Деревенька, как деревенька. С каждым годом все хуже, спасибо главе района.
ИРИНА. Ты хотела сказать «лучше»?
ЛЮСЯ. Да нет, все хуже, я хотела сказать. То есть, я вообще не то хотела сказать, я…
ИРИНА. Не стоит об этом. Все кончилось. Все ушло. Как там тетка поживает?
ЛЮСЯ. Тетка-то? Ну, как сказать, магазин все хотела свой открыть. Сарай у нее на центральную улицу выходит одним боком. Вот она в этом сарае окно прорубила. Сама причем. Куму Игнаткову-то Егору вывеску заказала. Красивую такую в пол сарая. В город съездила, товара привезла.
ИРИНА. Ну?
ЛЮСЯ. Чего ну? Только сдуру она два ящика водки привезла. Вот…
ИРИНА. И что?
ЛЮСЯ. Так пришел кум. Прибил вывеску. Потом они это дело отметили. Водки море – жратвы помойка. Долго гуляли. В общем не вышел магазин. Торговать нечем стало, да и деньги все аукнулись. Зато вывеска теперь второй год деревню украшает.
ИРИНА. Да, да…
ЛЮСЯ. Это я к смеху рассказала, ты ж меня, Иринка, не слушаешь совсем.
ИРИНА. Слушаю, Люсь, ты чего, слушаю… Я так по Маложировке соскучилась.
ЛЮСЯ. А что ни разу не приехала?
ИРИНА. Не знаю. Не получилось как-то… Знаешь, Люська, у меня вообще как-то ничего не получилось. Жила-то не оглядываясь. Оглянуться страшно. Как-то мимо меня жизнь сквозит, мимо и мимо. С Игорем вот… Красивый финальный аккорд.
ЛЮСЯ. Странно. Ты ж красивая, умная и можешь продать квартиру в Москве.
ИРИНА. Видимо сегодня этого мало.
ЛЮСЯ. Ты вот говоришь, что мимо, мол, все. Это я понимаю. У меня ведь, Ирка, главный в жизни запах знаешь какой? Навоза. Говна то есть. Родной запах, дух мой. А мечта моя чистая, как хрусталь. Представляешь? Несоответствие-то какое, Господи! Хрустальная мечта в навозной оправе.
ИРИНА. Что за мечта, Люся?
ЛЮСЯ. Неосуществимая. Да и хрен с ней! Главное, ты вот жива-здорова, я рада тебя видеть.
ИРИНА. И я, Люся, рада тебе.
ЛЮСЯ. Ну вот и хорошо. Это и есть главное.
ИРИНА. (Достает из сумочки билеты и рвет их.) Как ты говоришь? Да и хрен с ней!.. Давай-ка, сестренка, собирай шмотки, да дергаем на вокзал. В Маложировку поедем. Деньги за эту квартиру у меня есть. Магазин, говоришь, тетка хотела открыть? Вот и откроем. Петька-то женат? Женим. Заживем. Наверное.
ЛЮСЯ. Присядем на дорожку.
Садятся обе на один стул.
Звонит телефон.
Ирина и Люся забирают упакованные вещи и уходят.
Звонит и звонит телефон.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .