Андрей ИВАНОВ ЦИРК НА ТРОИХ

ГУДДИНИ. Люся, твоя сестра тоже хочет немного тех денег, которых обманным путем нахапал Игорь Александрович. Ну, совсем немного. Он много, а она нет. Теперь тебе все понятно?
ЛЮСЯ. (После паузы.) Нет.
ГУДДИНИ. Он обманывал народ. А, значит, отвратительно богател. Разве это справедливо? Теперь хотят его за это наказать. Это справедливо? Абсолютно! Ну?
Ирина молча снимает с полки салфетку с вышивкой, закручивает ее и подходит к Гуддини.
ГУДДИНИ. Последнее слово! Прежде, чем меня заткнут, хочу сказать тебе, Люся, что ты мне очень нравишься. А еще спроси свою родственницу, за какую сумму она рискует?
Гуддини с готовностью открывает рот для кляпа. Ирина, чуть помедлив, всовывает кляп в рот Гуддини.
ЛЮСЯ. Ой, лихо мне, мать твою… Ну, приехала… Иринка, это правда, что он говорит?
ИРИНА. Правда! Правда!
ЛЮСЯ. Вот ведь… Удивляюся я.
ИРИНА. Чему ты удивляешься, Люся?
ЛЮСЯ. Мыслям своим. Разбегаются, как эти… по этим…
ИРИНА. Я не хочу, во-первых, чтобы Игорь сел в тюрьму. Во-вторых, я хочу тоже немного денег. Я считаю это нормальным. Это жизнь, Люся. Современная, если хочешь. Надо уметь сорвать то, что созрело. Что?
ЛЮСЯ. Не то говоришь, не то.
ИРИНА. Отстань!
ЛЮСЯ. Ладно. Если дело такое подсудное, то… Он ведь не даст тебе денег-то просто так.
ИРИНА. Конечно, просто так не даст. Я и попросила не просто так. Думаешь, он ко мне киллера прислал бы? Нет... Игорек не такой. Он мягкий, как… йогурт. Вот он кого додумался прислать! Выманил меня из дома, а этого засланца прислал, чтобы компромат забрал… Наивный!
ЛЮСЯ. Да откуда тебе знать, какой он этот твой Игорек? У нас вон в Маложировке дед Евсей был, помнишь? Тихий, как мышь мертвая. А сына со снохой топором в одну минуту уложил. Они его ордена пропить хотели.
Пауза.
ИРИНА. Я, Люся, с ним три года прожила под одной крышей. С Игорьком, с Игорем Александровичем, то есть, с йогуртом этим.
Пауза.
Люся встает и молча уходит в ванную комнату.
ИРИНА. Что, фокусник, интересный нюанс?
Гуддини кивает.
ИРИНА. И ведь пока жила с ним ни о чем не догадывалась. Или не хотела. Это потом, когда ночью в бессонницу лежала поняла. И это даже не месть, это… фокус такой. Ты должен понимать. Я с кем жила-то, не пойму? Он меня обнимал… А сам… В командировки ездил. У него в каждом городе по филиалу и по такой дуре, как я. А он только зеленью покрывался. Знаешь, даже если он мне деньги отдаст, которые я хочу, то я все равно, наверное, его посажу.
Гуддини кивает. Но Ирина на него не смотрит. Наливает себе наливки. Выпивает.
Входит Люся. Она переоделась в то, в чем приехала.
ЛЮСЯ. У… Это… Поеду я.
ИРИНА. Куда? Что ты выдумала? Ты же только приехала?
ЛЮСЯ. Так толку-то… Как приехала, так и уехала. Чего? Ничего. Иринка, ты… не очень-то тут с этими деньгами… Брось. Я пока ехала то все вспоминала, как мы девчонками по нашей деревне болтались. Какая ты была смышленая, живая. Как в огороды чужие тайком лазили. Как с пацанами на великах до озера гоняли, чтоб там целоваться. В щечки. Так и помню тебя в этом синеньком платье и с коленками расцарапанными. Так и пусть оно… Ты сейчас другая. Сестра, конечно, но… другая. И я другая. Я поняла. Тут у вас кака-то о-очень сложная жизнь бурлит. Цирк. Точно. Я не смогу, наверное, тут. Зачем мне фабрики эти звездные? Прожила уж хрен знает сколько лет без этого и еще поживу. Правда, Гуддини? А ты его отпусти. Он – хороший. Ну, пошла я. На вокзал, а там и поездком до дому…

ИРИНА. Люся!
ЛЮСЯ. Нет, ничего не говори. У меня вещей-то нет. Сумка вот и все. Это ж я тебе все приперла, назад же не тащить.
ИРИНА. Послушай же, Люся!
ЛЮСЯ. Да не печалься ты, ей-богу! Ну, чего там…
ИРИНА. Послушай, пожалуйста, Люсенька, сядь и послушай! Сестренка, я…
Раздается звонок телефона. Ирина бросается к телефону.
ИРИНА. Да?.. Игорь? А кто это? А… это ты? Не вовремя ты позвонил… Да нет, вообще не вовремя. Игоря нет, он здесь больше не появляется. И откуда ты пронюхал? А?.. Сомова сказала.
Люся в это время машет Гуддини рукой и выходит за двери.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .