«БРОСЬ ЗОЛОТО!» Юрий Харламов

Чиж уходит. Верный потирает лапы: хозяин ушел – полная сво­бода! Для начала плюхается в шезлонг, устраивается нога на ногу, разворачивает вверх ногами газету, делая вид, что читает, шрифт что-то мелкий, надевает очки. Потом протыкает в газете две дыр­ки, смотрит через них в зал. Затем протыкает третью дырку, пока­зывает через нее язык. Потом просовывает всю голову. Со двора Хрюка доносится мелодичный голосок Жульки, разучивающей сольфед­жио. Газета тут же летит в сторону. Верный становится в позу оперного певца и посылает в качестве музыкального привета арию: "Онегин, я скрывать не стану, безумно я люблю Татьяну!". На что Жулька отвечает ему из "Пиковой дамы": "Ах, истомилась, устала я, ночью и днем только о нем"... И завершается этот импровизи­рованный собачий концерт явным: "Приди, приди, я твои супруг!". Итак, слова признания сказаны. Верный мечется по сцене, приводя себя в надлежащий вид. Расчесывает усы и хвост, подстригает сека­тором брови, подпиливает напильником когти на лапах. Включает электробритву, но шарахается от ее ужасного шума. Наконец, брызгает подмышки дезодорантом, от которого сам же зажимает нос лапой. Цветочек в зубы, можно идти! Он делает решительный шаг в сторону забора и, растянувшись, падает, прокатившись, как на ро­ликах, на незамеченной им картофелине. Она напоминает ему о дол­ге – охранять, и он начинает разрываться между долгом и чувством. Наконец, эврика! Он хватает лукошко, бежит в огород и через минуту возвращается с вырытой картошкой. Прячет лукошко в будку и, выхватив из холодильника кольцо колбасы, в красивом прыжке пере­летает через забор Хрюка.

Занавес

КАРТИНА 3

Утро. Хозяин возвращается из города. Во дворе – бедлам. Га­зета валяется на газоне, электробритва висит на дереве, холодиль­ник нараспашку. Посреди всего этого на раскладушке сном правед­ника, разбросав лапы и хвост, спит Верный. Чиж, окинув взглядом, двор и укоризненно покачав головой, принимается наводить порядок. Нарочито громко хлопает дверцей холодильника, один раз, второй – Верный не реагирует. Но вот из-за забора доносится тоненькое, ед­ва уловимое меццо-сопрано Жульки, и Верный тут же вскакивает, па­дает на одно колено и, приложив лапы к сердцу, отвечает ей про­никновенным собачьим воем на мотив: "я встретил вас, и все былое!''

ЧИЖ (негромко хлопает в ладоши) браво, браво... Бурные аплодис­менты, переходящие в овацию.

ВЕРНЫЙ (подбегает, ласкается). Ав! Ав!

ЧИЖ. Для Жулъки у тебя – бельканто, а хозяину – гав? Газету вот порвал, а я ведь ее даже ещё не прочитал.

ВЕРНЫЙ. (рычит на газету, рвет ее, топчет и разыгрывает целую ми­зансцену насчет ее содержания: кто-то кого-то пиф-паф, кто-то повесился, где-то люди мерзнут, голодают. Нет, нехорошая газета!).

ЧИЖ. Да-да, ты прав: люди обижают друг друга, убивают, враждуют. Ну, а кто убил, зарезал, задушил, или как сейчас говорят, схарчил, нашу колбасу?

ВЕРНЫЙ (виновато опускает голову). У... У...

ЧИЖ. Сам ты столько съесть не мог. Ага, следы лап на заборе. Неу­жели отнес своей Джульетте?

ВЕРНЫЙ (подумав, бросается к кусту сирени, роет лапами и извлека­ет из земли кость. Берет ее в зубы и поддет хозяину).

ЧИЖ. Верный! Твоему великодушию нет предела! Спасибо, но я это не ем. Отнеси своей Жульке.

ВЕРНЫЙ (бросает кость. Жестом дает понять, что она это тоже не ест).

Из-за забора снова раздается полный любви и страсти вой Жульки, который, впрочем, тут же переходит в короткий жалобный визг – похоже, Хрюк дал ей пинка. Верный бросается лапами на забор, угрожающе лает на Хрюка.

ЧИЖ (присаживается на корточки, показывает Верному в дырочку от сучка
в заборе). Hу посмотри, посмотри на себя и на нее.
Ты же красавец, джигит. Одни усы чего стоят! В те­бе явно течет голубая кровь – что-то от овчарки, эрдель-терьера, да и умный ты не по годам. А она? Ну, посмотри, – ножки кривые, хвост крючком, да мы тебе тут такую красотку найдем!

Детальное описание Полиграфия Воронеж тут.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Опубликовано в рубрике Основное 03.12.2010: .