Добрый день, господин Гоген!

Эмиль. Поль, старина... Что это значит? Ты отказываешься подписать петицию по поводу Винсента? Нашего Винсента? Гоген. Отказываюсь.
Эмиль. Но тогда... тогда я отказываюсь понимать тебя. Это...
Папаша Танги. Подожди, Эмиль. Пусть он объяснит свой отказ. Гоген (грубо). Тебе, что ли, еще объяснять? Хорошо. Видите ли, уважаемый папаша Танги, я тоже намерен принять участие в этой выставке. Мне она нужнее, чем Ван-Гогу, который может теперь подождать. А вдвоем нам будет слишком тесно на одной выставке, да и не захотят нас вдвоем. (Пауза.) Ван-Гог... Его все считали простофилей, бессребреником, чистой душой, думающим только о творчестве. А он всех перехитрил... (Хватает со столика револьвер.) Застрелился... Специально ведь застрелился, чтобы попасть на выставку! Будь я уверен, что со мной произойдет то же самое... Истинная смерть художника в молчании вокруг того, что он делает... (Жестко.) И вот что я вам скажу, друзья мои. Я буду бороться против вашей петиции. Всеми дозволенными и недозволенными способами. Да я... я доносы буду на вас писать, как этот ваш де Гру! Но осенью у Шарлопена будут висеть картины Гогена, а не Ван-Гога! Эмиль. Поль, Поль, остановись! Ты не прав, Поль. Мне больно за тебя, потому что великие должны быть великими во всем!
Папаша Танги. Да он просто великий сукин сын! И не будь я папаша Танги, старый коммунар, если об этом не узнает весь Париж! (Уходит.) Эмиль. Папаша Танги! (Убегает за ним.)
Гоген (мечется по мастерской. Он сознает свою неправоту, мучится ею и ищет выхода накопившейся горечи). Здравствуй, Метта, здравствуй, жена моя. М е т т а. Здравствуй, Гоген. Гоген. Плохой сегодня день, Метта. Очень плохой. Метта. А что, Поль? Гоген. Да потерял две натуры... и двух друзей. День сплошных неудач. Метта. Как и вся твоя жизнь. Гоген. Так уж и вся? Метта. С тех пор, как ты свихнулся. Гоген. Не свихнулся, а очнулся. Метта. Слушай, Поль, возвращался бы ты домой. Господин Свенсен просил передать, что он охотно примет тебя обратно в свой банк.
Гоген. Передай большое спасибо господину Свенсену, но я еще немного погожу. До осени. Метта. А что будет осенью? Гоген. Забыла? Большая выставка, в которой я приму участие. Метта. Но где ты возьмешь пять тысяч, чтобы внести залог?
Пауза.
Гоген. Метта, ты что-нибудь слышала о Таити? Метта. Нет.
Гоген. Это остров в Тихом океане. Говорят, там столько натуры, что, попав туда, художник уже не может вернуться обратно...
Метта печально смотрит на него. Он присаживается к столику, берет лежащую там булку, машинально жует. Входит Анна.
Анна. Добрый вечер.
Гоген. Добрый вечер.
Анна. Вы звали меня, Поль? Я пришла.
Вы рады?
Гоген. Э... Госпожа Неккер...
Анна. Анна. Для вас я теперь Анна.
Гоген. Ну, Анна так Анна.
Анна. Будем работать?

Гоген. Простите, мадам, не до это
го.
Анна. А кто говорил «Люби и будешь
счастлива»? Кто говорил «Никого нет.
Есть только Анна Неккер и Поль Гоген»?
Скажите, Поль, только честно: я для вас
всего лишь натура, с которой вы пора
ботали и бросили?
Гоген. Э... Натура не натура... Что вы все пристаете ко мне? Всем от меня чего-то надо... А я одного хочу: выставляться, понимаете? И вот из-за каких-то пяти тысяч... Мадам, дайте пять тысяч. Анна (с облегчением улыбаясь). Хорошо, дам я вам пять тысяч. Дальше что? Гоген. Нет, вы серьезно можете дать? Анна. Ну могу, могу, что дальше? Гоген. Как — что? Как — что? Я же тогда на выставку попаду! Анна. Попадете, а дальше? Гоген. «Дальше, дальше»... Поймите, у меня такое предчувствие, что на этой выставке я наконец добьюсь признания и мир узнает цветовые смещения Гогена!
Анна. Добьетесь признания? Да... если это там кому-то нужно. А если там это никому не нужно, то вас пошлют с вашими предчувствиями... «Мир узнает цветовые смещения Гогена...» Вы наивный человек, Поль. Ваш цвет розовый. Их не волнует искусство. Все они — либералы, радикалы, ангелы, черти — все хотят одного: пить, есть, славы, женщин и де-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Опубликовано в рубрике Основное 17.11.2010: .