Добрый день, господин Гоген!

Мастерская художника. Мольберт, столик, кресло-качалка, небольшая софа. Входят Эмиль Неккер и Шарлопен.
Шарлопен. Ну показывайте, Неккер, показывайте.
Эмиль. Прошу... (Жестом приглашает садиться.)
Шарлопен (садится на софу, без особого интереса оглядывает стены и вдруг оживляется, указывает тростью на одну из картин). Это ваша последняя? Эмиль. Да. «Женщина с ребенком». Шарлопен. Милашка. Эмиль. Это мальчик. Шарлопен. При чем тут мальчик — я о мамаше. (Увлеченно.) Какие плечи, бедра! Хм!
Эмиль. Господин Шарлопен, это моя жена.
Шарлопен (уставился на него). Да? Что вы говорите? Хм! Ну, все равно, я беру ее. Триста франков.
Эмиль. Она не продается. Шарлопен (добродушно). Полно, Нек-кер, я ведь не жену у вас покупаю, а картину. Не Бог весть какой шедевр, но посетителям моей галереи нравятся такие вещички. Нравоучительные и в то же время пикантные. Четыреста. Эмиль. Нет.
Шарлопен. Пятьсот! Ну, по рукам? Эмиль. Я сказал нет — значит, нет. И хотя мне нужны деньги, она не продается.
Шарлопен. Зачем вам столько денег, Неккер?
Эмиль. Ну, допустим, я помогаю одному моему другу-художнику, который подыхает с голоду.
Шарлопен. А у него что-нибудь есть? Эмиль. У кого?

Шарлопен. У этого, который подыхает с голоду.
Эмиль. С каких это пор вы стали инте
ресоваться непризнанными, Шарлопен?
Шарлопен. Мне нужна для выставки
клубничка. Что-нибудь крамольненькое,
с душком... Слух о том, что кто-то
против... Чтобы толпа, ажиотаж, поли
ция... Кто он, я его знаю?
Эмиль (неохотно). Вряд ли. Некто Го
ген. Поль Гоген. Ему сорок три года.
Был банковским агентом...
Шарлопен. Он, конечно, не выставлял
ся в приличных салонах?
Эмиль. В таких, как ваш, нет. Не при
глашали.
Шарлопен. А как его найти?
Эмиль. Не знаю, он сейчас в Бретани.
Шарлопен. Хм! (Неожиданно.) Шесть
сот? Нет? Ну не хотите — как хотите.
Все равно вы продадите ее мне. Нет
такой картины, которая бы не продава
лась, равно как и такого художника.
Значит, так: это, это и это (поочередно
указывает на три картины) пришлете мне
с человеком. Осенью у меня будет
большая выставка. (Пауза.) Скажите,
Неккер, что нужно художнику для
успеха?
Эмиль. Талант.
Шарлопен. Нет.
Эмиль. Тогда везение?
Шарлопен. Связи, Неккер, связи! А их
лучше всего добывать через женщин.
Вот таких, как эта... (Указывает на
«Женщину с ребенком».) Семьсот?
Эмиль (оскорбленно). На что вы наме
каете, сударь? Это ложь! Сплетни!
Шарлопен. А я разве что-нибудь
сказал?
Эмиль (смутившись). Да нет... Шарлопен. Может, у Дега есть что-нибудь новенькое? Не провожайте! (Уходит.)
Эмиль (давая волю чувствам). Скотина!.. Невежда!..
Входит Анна.
Анна. Что случилось, Эмиль?
Эмиль. Ничего, дорогая, успокойся.
Анна. Я-то спокойна, а вот ты... Где
этот господин?
Эмиль. Убрался, слава Богу.
Анна. Вы поссорились?
Эмиль. Да... нет... не имеет значения
Как малыш?
Анна. Луиза кормит его. Что все-таш
произошло, Эмиль?
Эмиль (взрывается). Тупость, дорогая
Повсюду царит самодовольная ограни
ченность и тупость! Полицейский террор
Еще не просохла кровь парижских ком
мунаров, а в Лионе уже расстрели
вают ткачей!
Анна слушает, кивает, но что она дума ет — это пока не ясно.
Ну а что такое наше официально искусство? Сборник картинок из жизни буржуа, на которых они изображаются как герои нашего времени! Разные про ходимцы вроде де Гру — кстати, сотруд ничающего с тайной полицией,— процве тают, а гениальные художники — я не i себе — Винсент Ван-Гог, Поль Гоге] влачат жалкое существование! Винсента впрочем, уже доконали, и неизвестнс что будет дальше с Полем Гогеном Боже, в чьих мы руках, кто верши наши судьбы!
Анна (дослушав и дав ему немног< успокоиться). Милый, а почему ты счита ешь, что этот Гоген нищенствует? Мы ж каждый месяц высылаем ему двест) франков.

Все подробности выпускные платья у нас на сайте.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Опубликовано в рубрике Основное 17.11.2010: .