Добрый день, господин Гоген!

Эмиль (снова закипая). Дорогая, я счи таю своей святой обязанностью помо гать несчастному Полю. Анна. Не вижу, почему это така* «святая обязанность». Эмиль. Потому что Поль Гоген — гени альный художник.
Анна. Это еще надо доказать. Эмиль. Для меня это давно доказано Достаточно взглянуть на его «Желтог< Христа»...
Анна. «Желтый Христос»? Безобразна* картина! Почему он сделал Христа жел тым, почему?
Эмиль. Не знаю, но это гениально. Анна. А по-моему, просто кощун ственно.
Эмиль. Нет, гениально, гениально! Анна. Хорошо, гениально. Гениально (После паузы, дав ему поостыть.) Эмиль надеюсь, ты такой храбрый не везде^ Нет, пожалуйста, ораторствуй, ниспровергай, мечи громы и молнии в адрес

Шарлопен. У этого, который подыхает с голоду.
Эмиль. С каких это пор вы стали интересоваться непризнанными, Шарлопен? Шарлопен. Мне нужна для выставки клубничка. Что-нибудь крамольненькое, с душком... Слух о том, что кто-то против... Чтобы толпа, ажиотаж, полиция... Кто он, я его знаю? Эмиль (неохотно). Вряд ли. Некто Гоген. Поль Гоген. Ему сорок три года. Был банковским агентом... Шарлопен. Он, конечно, не выставлялся в приличных салонах? Эмиль. В таких, как ваш, нет. Не приглашали.
Шарлопен. А как его найти? Эмиль. Не знаю, он сейчас в Бретани. Шарлопен. Хм! (Неожиданно.) Шестьсот? Нет? Ну не хотите — как хотите. Все равно вы продадите ее мне. Нет такой картины, которая бы не продавалась, равно как и такого художника. Значит, так: это, это и это (поочередно указывает на три картины) пришлете мне с человеком. Осенью у меня будет большая выставка. (Пауза.) Скажите, Неккер, что нужно художнику для успеха?
Эмиль. Талант.
Шарлопен. Нет.
Эмиль. Тогда везение?
Шарлопен. Связи, Неккер, связи! А их
лучше всего добывать через женщин.
Вот таких, как эта... (Указывает на
«Женщину с ребенком».) Семьсот?
Эмиль (оскорбленно). На что вы наме
каете, сударь? Это ложь! Сплетни!
Шарлопен. А я разве что-нибудь
сказал?
Эмиль (смутившись). Да нет... Шарлопен. Может, у Дега есть что-нибудь новенькое? Не провожайте! (Уходит.)
Эмиль (давая волю чувствам). Скотина!.. Невежда!..
Входит Анна.
Анна. Что случилось, Эмиль?
Эмиль. Ничего, дорогая, успокойся.
Анна. Я-то спокойна, а вот ты... Где
этот господин?
Эмиль. Убрался, слава Богу.
Анна. Вы поссорились?
Эмиль. Да... нет... не имеет значения. Как малыш?
Анна. Луиза кормит его. Что все-таки произошло, Эмиль?
Эмиль (взрывается). Тупость, дорогая! Повсюду царит самодовольная ограниченность и тупость! Полицейский террор! Еще не просохла кровь парижских коммунаров, а в Лионе уже расстреливают ткачей!
Анна слушает, кивает, но что она думает — это пока не ясно.
Ну а что такое наше официальное искусство? Сборник картинок из жизни буржуа, на которых они изображаются как герои нашего времени! Разные проходимцы вроде де Гру — кстати, сотрудничающего с тайной полицией,— процветают, а гениальные художники — я не о себе — Винсент Ван-Гог, Поль Гоген влачат жалкое существование! Винсента, впрочем, уже доконали, и неизвестно, что будет дальше с Полем Гогеном! Боже, в чьих мы руках, кто вершит наши судьбы!
Анна (дослушав и дав ему немного успокоиться). Милый, а почему ты считаешь, что этот Гоген нищенствует? Мы же каждый месяц высылаем ему двести франков.
Эмиль (снова закипая). Дорогая, я считаю своей святой обязанностью помогать несчастному Полю. Анна. Не вижу, почему это такая «святая обязанность».
Эмиль. Потому что Поль Гоген — гениальный художник.
Анна. Это еще надо доказать. Эмиль. Для меня это давно доказано. Достаточно взглянуть на его «Желтого Христа»...
Анна. «Желтый Христос»? Безобразная картина! Почему он сделал Христа желтым, почему?
Эмиль. Не знаю, но это гениально. Анна. А по-моему, просто кощунственно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Опубликовано в рубрике Основное 17.11.2010: .