Добрый день, господин Гоген!

познакомил меня с одним субъектом по фамилии Шарлопен. Темный делец, разжился на спекуляции картинами, сейчас у него собственная галерея на Монмартре. Так вот, осенью этот Шарлопен устраивает большую выставку и приглашает лучших художников Франции.
Метта. А ты тут при чем? Гоген (скромно). А я лучший из лучших. Метта. Кто? Ты? (Смеется.) Гоген. Замолчи, дура! (Пауза.) Он согласен выставить мои картины, но требует, негодяй, под залог пять тысяч франков. Метта. Пять тысяч?! Гоген. Да. Но когда они продадутся, я тебе верну десять тысяч! Метта. Нет.
Гоген. Подумай, Метта, это выгодная сделка.
Метта. Нет, нет и нет. Гоген. Если ты меня еще любишь... Метта. И это ты говоришь о любви? Заткнись.
Гоген (после паузы). Выслушай меня, Метта... Да перестань ты вязать!
Метта никак на это не реагирует.
Я устал... Устал я, понимаешь? Не от работы, а от того, что картины мои отвергаются, запрещаются... А тут такая удача: нужны всего пять тысяч, и я попаду на выставку. Ну, Метта, женушка, котик мой?
Метта (жестко). Ты подлец и негодяй, предавший свою жену и своих детей. Гоген. Да, я подлец и негодяй... Метта. Ты жестокий эгоист, жертвующий всем и всеми ради своей прихоти. Гоген. Да, я жестокий эгоист... только вышли пять тысяч. Переводом. А, Метта? Метта (показывает фигу). Вот тебе пять тысяч. (Показывает другую.) А вот еще пять. Съел? Любящая тебя Метта. И детки. Все пятеро кланяются папочке своему дорогому. Пиши нам в Данию, не забывай! (Возвращается на свое место.) Гоген (сидит, понурившись; встает, неохотно подходит к мольберту, зовет). Жюльетта... Жюльетта! (Сердито.) Жюль-етта, ты готова или. нет?!
Из соседней комнаты выбегает его натурщица Жюльетта, становится коленками

на софу, замирает в позе. Гоген то подходит к мольберту, то отходит от него, не может начать или возобновить работу.
Жюльетта. Эх, покурить бы... Вы разрешите, господин Поль? Гоген (хмуро). Потерпи, Жюльетта. Жюльетта. Ладно, если так надо для славы Франции.
Гоген подходит к ней, меняет ее позу, положение рук, головы. Жюльетта ластится к нему, пытается затеять любовную игру. Он сердится, но уже не так, как раньше, настроение его явно улучшается.
Гоген (усмехается). Потом, потом, не сейчас. Сейчас работать надо. Жюльетта. А поболтать с вами можно? Гоген. Говори мне «ты». Мы уже целый месяц работаем вместе. Жюльетта. И не только над картинами...
Гоген. Э... давай только без своих шуточек из заведения мадам Кити. Жюльетта. Я больше не служу у мадам Кити.
Гоген. Да. Ты теперь служишь мадам Искусству. А эта мадам не терпит пошлости, поняла? Ну-ка пойди погуляй!
Жюльетта прохаживается по мастерской. Гоген задумчиво наблюдает за ней.
Жюльетта. А чего вы сейчас-то делаете? Опять большую разноцветную картину, где я буду в чем мать родила? Гоген. Ты о «Потере невинности»? Жюльетта. Потере чего? (Хохочет.) Эту бы «Потерю» да в наше заведение, вот девчонки бы посмеялись! Гоген (добродушно). Дуреха, эта картина будет висеть в Лувре. Ляг теперь.
Жюльетта ложится на софу.
Нет, не так. (Переворачивает ее.) Привстань на коленки, руки чуть назад. Ты еще станешь у нас символом чистоты и невинности.
Жюльетта вновь пытается затеять любовную игру.
Э... подожди. А сейчас, Жюльетта, мы делаем с тобой не картину, а эскиз к скульптуре. Я вырежу тебя в дереве
и назову... «Люби и будешь счастлива»! Жюльетта. Правильно! Я люблю и счастлива!
Гоген. Кого же ты любишь? Жюльетта. Вас, господин Поль! Гоген. Э... не шевелись! Замри так! Меня нельзя любить: я жестокий эгоист, жертвующий всем и всеми ради своей прихоти.
Жюльетта. Вы? Ради прихоти? Кто это сказал?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Опубликовано в рубрике Основное 17.11.2010: .