Два лика луны.

Леонид Борисович: Только смотри, не перестарайся. Надо, чтобы все выглядело правдоподобно.
Носов: Я меру всегда знаю.
Леонид Борисович: Это хорошо. Мера нужна во всяком деле, даже в таком, как у нас с тобой. Наши читатели ни на минуту не должны усомниться ни в единой твоей строчке. Люди не любят платить деньги, если их откровенно обманывают.
Носов: Я понимаю, Леонид Борисович, все будет сделано в лучшем виде.
Леонид Борисович: Ну, ладно, иди. Не буду тебя больше задерживать. Тем более, времени у тебя не так уж и много. Лучше используй его для того, чтобы с максимальной пользой окучивать эту дамочку, а не протирать штаны в моем кабинете.
Носов: До свидания, Леонид Борисович. Уходит.

Сцена 7.

Носов и Никольская в ее квартире.

Носов: Вы сегодня замечательно выглядите, прямо помолодели на пять лет.
Никольская: Всего на пять лет. А я-то думала, что на целых шесть. Я так старалась. Нет ничего грустней для женщины, чем видеть, как стареешь. А для актрисы вдвойне трудно. Вы мужчины даже близко не представляете, каким потрясением для нас является старение. Вы переживаете это гораздо спокойней. И не представляете, как мы вам завидуем. А, между прочим, вы, молодой человек что-то плохо выглядите.
Носов: Я почти не спал всю ночь.
Никольская: У вас бессонница?
Носов: С тех пор, как познакомился с вами. С нетерпением жду продолжения вашего рассказа.
Никольская: Неужели это так увлекательно?
Носов: Уверяю, читатели будут визжать от восторга.
Никольская: Вы думаете, я вам рассказываю, чтобы вызвать у них визг?
Носов: А ради чего?
Никольская: А какая вам собственно разница. Вы же довольны, что я согласилась вам поведать историю моей жизни. Чего вам надо еще? Заработаете денег, популярности, ваш главный редактор вами будет доволен. Вы же этого хотите. Скажи честно?
Носов: Я собственно и не скрываю. Но…
Никольская: Что но?
Носов: Да нет, ничего особенного. Мы теряем с вами напрасно время.
Никольская: Скажите еще, что время – деньги.
Носов: Вы думаете, побоюсь и не скажу.
Никольская: Я знаю, что современные молодые люди ничего не боятся, а вот я в свое время сильно испугалась. Вы записываете?
Носов: Да, включил диктофон.
Никольская: Хорошо, не пропустите ничего, сейчас вы узнаете еще одну мою историю.
Носов: Осмелюсь предположить, что эта знаменитая история о сорванном спектакле.
Никольская: Вы я вижу очень информированный мальчик. Да, эта действительно та самая история о сорванном спектакле, наделавшая в свое время много шума. Шутка сказать, пришлось отменить спектакль буквально за пятнадцать минут до его начала, когда в зале сидело масса народа. Можно сказать аншлаг. Вы готовы слушать?
Носов: Да я давно уже весь во внимании.
Никольская: После смерти Арсения, я оказалась самым настоящим изгоем, меня никто не хотел принимать на работу. Такое чувство, что против меня был составлен заговор. Потом я узнала, что до некоторой степени так оно  было. На одной тусовке, посвященной памяти Слуцкого,  режиссеры  договорились, что не будут иметь дело со мной. Ни при каких обстоятельствах. Впрочем, многие из них были готовы сделать исключение на определенных условиях. К сожалению, они не отличались оригинальностью, разве что местом для встреч. Помню, один предложил мне сходить в мужской туалет, дабы удовлетворить его похоть. А когда я отказалась, он был возмущен до глубины души. Если, конечно, она у него была. Я оказалась в отчаянном положении, деньги, полученные за съемки фильма,  подошли к концу. Я начала голодать. Помню, что перешла на одноразовое питание. Конечно, можно было уехать домой, но мною овладела
ярость, я решила, раз они не желают иметь со мной дело, я отомщу им тем, что умру голодной смертью. И пусть им будет стыдно.
Носов: Но вы же не умерли.
Никольская: Да. Мне повезло. Тогда по Москве начало греметь имя очень молодого и модного режиссера   Родиона Рощина.
Носов: Чей спектакль вы и сорвали.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .