Два лика луны.

Никольская: Вы можете меня не перебивать, если хотите услышать рассказ до конца.
Носов: Не буду.
Никольская: Я шла к нему безо всякой надежды, так как слышала о нем, как о человеке весьма заносчивом. Слава и деньги быстро делают людей такими. Но в тот день была его очередь мне отказать, другие это уже успели сделать. Я вошла в его кабинет без всякой надежды, даже не предполагая, что мне предстоит пережить в ближайшие несколько лет.

Гаснет и зажигается свет. В кабинете Рощин и молодая Никольская.

Рощин: Кого я вижу, к нам пожаловала сама Юлия Никольская. Чем обязан столь высокой честью?
Никольская: Мне нужна работа.
Рощин: Неужели такой известной актрисе трудно ее найти?
Никольская: Вы отлично знаете, что трудно. И знаете, почему.
Рощин: Но что вы хотите от меня, у меня маленький театрик. Вакантных мест, к сожалению, нет.
Никольская: А если бы были, то дали?
Рощин: Я создавал этот театр с первого гвоздя. Я его выстраивал так, как считал нужным. Здесь все работает на мою концепцию. И я, честно говоря, не вижу, каким образом вы можете в нее встроиться.
Никольская: Но вы даже и не пытаетесь увидеть. Вы говорите нет раньше, чем я вас о чем-то попрошу.
Рощин: Вы, разумеется, можете думать, как вам будет угодно, но боюсь, что ничем не смогу вам помочь.
Никольская: Хорошо, я уйду. Но я никогда раньше не предполагала, что мир мужчин может быть таким жестоким по отношению к женщине. В пьесах, которые вы ставите, столько славословия о любви к нам, но в жизни все наоборот. Вы упиваетесь своей властью надо мной, знаете, что я абсолютно беззащитна. Я беззащитна до такой степени, что не могу заставить никого выслушать мои оправдания. Хотя мне оправдываться не в чем, так как я ни в чем не виновата.
Рощин: Естественно, не виноваты, если не считать такой мелочи, что из-за вас умер лучший режиссер страны.
Никольская: Я могла бы вам многое рассказать об этой истории. И вы бы даже поставили замечательную пьесу. Вы же любите такие сюжеты, об изменах и предательствах. Только я никого не предавала, это меня предали. А я лишь позволила себе по-настоящему увлечься человеком, поверить ему. Но я забыла, что в наше время этого делать никак нельзя, сам же будешь не только за это наказан, но еще обвинен во всех смертных грехах. Да я наивная и глупая, признаю это. И за это меня действительно надо наказывать. Разве можно быть такой.
Рощин: Вы давите на жалость, чисто женские штучки. Надо сказать, что у вас это неплохо получается. Вы, в самом деле, неплохая актриса. Думаю, вы сумеете найти себе подходящую работу. Но не в моем театре. Вы, наверное, не знаете, но Арсений Слуцкий был моим преподавателем. И я многому у него научился. Только по этой причине я вам не могу ничем помочь. До свидания.
Никольская идет к двери, вдруг останавливается и падает. Рощин подбегает к ней.
Рощин: Что с вами? Вам плохо? Да, она потеряла сознание.
Никольская: Не беспокойтесь, со мной сейчас будет все в порядке. Эта секундная слабость.
Рощин: Да, вы очень бледны. Что с вами? Скажите, вы сегодня ели?
Никольская: Сегодня не ела.
Рощин: А вчера?
Никольская: Вчера тоже. Но это к вам не имеет ни какого отношения. Помогите мне встать, и я пойду.
Рощин: Да, подождите вы, я вовсе не такой жестокий человек, каким вы меня представляете. Садитесь вот в это кресло, а я сейчас приду. Только никуда не уходите.
Никольская: Мне надо идти.
Рощин: Я вам сказал: сидите и не двигайтесь. Вы очень слабы. А я сейчас приду. (Помогает ей сесть в кресло)
Никольская: Мне надо идти.
Рощин: Пойдете, когда я скажу. (Рощин уходит и вскоре приходит) Я вам принес несколько бутербродов. В нашем буфете вечно ничего нет. Самый голодный в мире народ – это артисты, все сметают с прилавка.
Никольская: Спасибо, но я не буду. Я отдохнула и могу идти.
Рощин: Пойдете, как только съедите эти бутерброды. Я понял вашу главную черту: вы невероятно упрямы.
Никольская: Какая есть.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .