Два лика луны.

Никольская: После разрыва с Рощиным, я в оказалась изгоем в очередной раз. Меня обвинили чуть ли не в развале театра. Родион был прав, когда чувствовал, что его хотят сместить и ждут только какой-нибудь оплошности. Сорванный спектакль явился поводом, чтобы осуществить задуманное. Когда театр перешел в новые руки, половина труппы уволилась в знак протеста. Только чудом театр тогда не развалился. Ну, а я опять оказалась козлом отпущения, все камни полетели в меня.
Носов: Погодите, погодите. Я вас просил о ребенке, а вы мне рассказываете какую-то другую историю.
Никольская: Наберитесь терпения. Так вот, я оказалась в тяжелом душевном состоянии. Я потеряла работу, мужа, но не это самое страшное. Я надеялась найти утешение в материнстве. Но, как удар среди ясного неба, оказался приговор врачей. После перенесенного аборта, я стала бесплодной. Отчаянию моему не было предела. У меня в очередной раз не осталось ничего и никого ради чего стоило бы жить. Вот тут-то на моем пути и возникает некий мужчина по имени Стас.
Носов: Кто это? Что-то я о таком первый раз слышу.
Никольская: И не мудрено. Его имя ни разу не было упомянуто в прессе рядом с моим. Хотя мы были вместе почти два года.
Носов: Куда же смотрели газетчики, интересно?
Никольская: Для прессы он не представлял никакого интереса, так как являл собою полное ничтожество.
Носов: Разве такое могло быть? Рядом с такой яркой женщиной и вдруг ничтожество.
Никольская: Это говорит лишь о том, насколько тяжело было мое моральное состояние в то время. Я готова была цепляться за любую соломинку, любую иллюзию, которая бы мне давала надежду на будущее. Стас был влюбленным в меня поклонником. А мне, окруженной в то время стеной ненависти и осуждения, так не хватало любви. Вот на этот манок я и полетела, как бабочка на огонь.
Носов: И вы, конечно же, в очередной раз сгорели в этом огне.
Никольская: Конечно. Но это было потом. А сначала Стас меня спас, он вывел меня из жуткой депрессии и вернул вкус к жизни. Это единственное, что может оправдать меня за то, что я находилась рядом с ним.
Носов: А чем он занимался, кем он был?
Никольская: Никем.
Носов: Как, абсолютно никем?
Никольская: Ну, не совсем конечно. Когда мы познакомились, он играл на саксофоне в ресторане. А потом, когда переехал ко мне, он это дело полностью забросил и стал жить на мои деньги.

Свет гаснет и вспыхивает.
Квартира Никольской. Стас играет на саксофоне. Входит молодая Никольская.

Стас (не прерывая игры): Ты неважно выглядишь.
Никольская: А с чего мне цвести, я работаю, как каторжная.
Стас: Тебе надо больше отдыхать.
Никольская: Тогда нам нечего будет есть.
Стас: Ты преувеличиваешь. С голоду мы никогда не умрем, а вот от работы даже кони дохнут.
Никольская: Мне нужно не просто элементарно поесть, мне еще нужно много чего. Я актриса. Я бываю в свете, не могу же я появляться на люди в одном и том же платье и поношенных туфлях.
Стас: Ты слишком зависишь от мнения других людей, большая часть из них полное дерьмо. Стоит ли ради них так надрываться. Расслабься, живи легко и наслаждайся этой легкостью в жизни. Ведь она так быстротечна, оглянуться не успеешь, как тебе уже ничего не надо будет. Так что лови момент, живи сегодняшним днем и не думай о том, что будет завтра. Пусть день завтрашний сам о себе заботится.
Никольская: Я не могу наслаждаться жизнью в этой крошечной квартирке, мне нужен простор, а как я его получу, если я буду бить баклуши.
Стас: Зачем тебе лишние метры, чтобы целыми днями протирать в них пыль?
Никольская: Не только.
Стас: Для чего же еще?
Никольская: Ну, у нас же тесно!
Стас: Для нас двоих вполне достаточно.
Никольская: Стас, я давно хотела тебе сказать…. Я очень хочу ребенка.
Стас: Ребенка? Ты же мне сама говорила, что не можешь иметь детей.
Никольская: Не могу, но мы можем взять ребеночка из детского дома.
Стас: Ты с ума сошла. Какой ребенок!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .