Глава 1

Узнав, что я слесарь-газовик, Тока нахмурился и сказал, что специальности у меня вообще нет, поэтому с жильем будет туго. Естественно, у меня к Токе было много вопросов. Мы долго сидели, и я все спрашивал и спрашивал. Ну, об этом отдельный рассказ. Скажу лишь о главном, что порадовало: разоружение хоть и со скрипом, но все-таки состоялось, начали с малых ядерных зарядов и добрались до межконтинентальных ракет – все уничтожили. Постепенно взялись и за обычное вооружение, пока на планете ни одного танка, ни одной пушки не осталось. А потом и автоматы с пистолетами переплавили. И прекрасно обходились без армий. Случались, конечно, крупные международные конфликты, да много ли кулаками навоюешь. И еще, не менее главное – природу уберегли. Земной шар окутывает чистая атмосфера.
Нашу беседу прервал Афиноген. Он откуда-то притащил огромную, в свой рост, куклу, в точности похожую на него и в такой же одежде, пожелал нам приятной беседы и вместе с куклой пошел спать. А мы все сидели, говорили, живали хариусов домашнего копчения и запивали солоноватым зеленым чаем.была поздняя ночь, а на улице достаточно светло. Я поинтересовался: почему не темнеет?
- Это Лунета, - сладко зевнул Тока. – Система зеркал в космосе. Давай спать Александр. Я нарушаю режим. Какой ты воздух любишь? Морской, горный, степной?
- Люблю запах хвои.
Я вошел в свою спальню. Сразу запахло хвоей. Очень хотелось спать, но заснуть долго не мог, уж очень в необычном положении оказался. И почему именно я? Есть какая-то причина. И я чувствовал, что откроется и свершится нечто потрясающее, такое, что даже для фантастики будет невероятным. А пока нужно было думать о своем месте в новой жизни.
Утром Тока и Афиноген старательно и добросовестно делали гимнастику, и было видно, что они получают от этого удовольствие. Я сроду гимнастикой не занимался, а тут без лишних слов присоединился к ним. После зарядки плавали наперегонки в домашнем бассейне, и я всегда был на последнем месте. Вкусно позавтракали. Афиноген сразу, кряхтя от натуги, куда-то потащился со своей куклой. Мне почему-то стало смешно. Тока хотел остановить мальчишку, но со словами: «А, пусть», безнадежно махнул рукой и стал мне показывать свой микровольер, где уживались и кролик, и белка, и суслик, не говоря уж о кошке и собаке. Тока называл каждое животное по имени и улыбался. Потом не на шутку встревожился долгим отсутствием аиста. Приятный и забавный человек, я бы с радостью согласился жить у него. Похоже, что он неженат, и я набрался наглости спросить его об этом.
- Я семейный, - ответил он, и взгляд его потускнел. – Меня считают неполноценным человеком. Они вида не подают, но я-то вижу. Моя Серафима все свободное время проводит на работе. А вчера уехала в Шанхай выращивать птерозавра – вымершего летающего ящера. Я не обижаюсь, это ее работа, ее увлечение. А сын наш сейчас в Австралии, это по школьной программе путешествие. Ты посмотри на моего племянничка Афиногена. Шалопай. Его класс на экскурсии на подводный вулкан в Атлантике, а он сбежал, пользуясь тем, что папка с мамкой легли на полторы недели в радиоку – тоже захотели видеть мир в радиоволнах. Мода такая пошла. Я считаю это лишним, довольствуйся теми чувствами, которые получил от природы. И на старинные имена давно уже мода. Жену мою Серафимой зовут, ее сестру – Ярославной. А я – Харлампий, но отзываюсь на Току, это по первым словам фамилии Токарев. Вот такие дети мы и есть.
Я думал, что люди будущего будут разговаривать таким заумным языком, употреблять такие заковыристые обороты речи, что сразу их и не поймешь. А в действительности, язык их чрезвычайно прост и понятен. Приятно слушать. И притом я, как дитя своего времени, рассказываю по-своему, рассказываю так, как все воспринимал.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .