ГЛАВА 11

- Юля, меня ничто особенно не тревожит, - ответил я. – Просто не могу свыкнуться с мыслью, что скоро произойдет нечто невероятное. Пойми правильно, я очень хочу поделиться с тобой, но я дал Володе железное слово молчать и он надеется на меня. Но знай, что задуманное им мероприятие не баловство, никому ничто не угрожает, никто от этого не пострадает, а польза будет очевидна. Большая польза. Пойми меня правильно, Юля, я в таком дурацком положении.
- Понимаю, Саша. Если все в действительности так, как ты говоришь, то я спокойна – это главное. Слово свое надо держать. Но прошу тебя не скрывать от меня, как у вас двигается дело. Если даже плохо, не скрывай ничего, договорились?
- Договорились. Обещаю.
- А какое хоть направление задуманного?
- Ну, Юля, это уже вымогательство.
- Ладно, я молчу и надеюсь на тебя.
Я думал, что работы у нас еще много. Но Владимир из кожи лез, ухитрялся монтировать пушку днем, на виду у всех, торопился.
- Все, Сашок, - не очень-то обрадовал он меня. – Сегодня ночью сотворим святое дело. Тянуть дальше нельзя. Завтра утром на Жусю перемещают секцию Д-44, с ней и отправим меня маленького. Масса копии должна быть сто тридцать два грамма, не больше, иначе масса секции превысит критическую. Ты готов, Сашок?
- Готов.
- Не нравится мне тон.
- Готов! – рявкнул я.
- Молодец, Шурка! Я побежал, а ты сиди тут, жди сигнала.
Сигнал поступил в три часа утра. Мы приступили к «святому делу». Владимир взял кулек, в котором было ровно сто тридцать два грамма речного песка, подумал и щепотку отсыпал:
- Пусть будет на грамм меньше, заранее похудею. Какой я перестраховщик, - и небрежно швырнул кулек в раскрытый люк камеры, после чего в шутку пробурчал какое-то заклинание. Но я то видел, что ему не до шуток, он волновался, пожалуй, больше меня, он для вида держал хвост трубой, еще и песенки под нос мурлыкал.
- Так я пошел, Шурик, - как-то жалобно сказал он и полез в вырез трубы, в середине которой была смонтирована флуктонная пушка. Места там было мало, сидеть можно только скрючившись, пригнув голову к коленям.
- Начинай, Александр Михайлович! Три, четыре!
Я почти автоматически защелкал рычажками и тумблерами – Владимир меня основательно к этому подготовил – заставлял тренироваться по многу раз в день, да еще с завязанными глазами.
Вспыхнул оранжевый треугольный глазок. Вот и все! Горсть песка мгновенно распалась на частицы и кванты и, согласно информации об атомарном и энергетическом устройстве организма Владимира, создались новые атомы и молекулы, образовав уменьшенную копию оригинала.
Автоматика раскрыла люк камеры. Пока мой друг чертыхался в трубе, разворачиваясь то задом, то передом к выходу, я двумя прыжками подскочил к люку. На покатом дне камеры стоял малюсенький человечек по имени Владимир, в кремовых брючках и белой рубашке навыпуск. Я зачарованно уставился на него, а он приветственно поднял руку и что-то сказал.
- Погромче, - почему-то шепотом попросил я.
- Чего, говорю, таращишься, - голос его был писклявым, но интонация была Владимира. – Где там мой большой братец застрял?
- Разворачивается. Сейчас вылезет.
- Ладно, вытаскивай меня. Мрачно здесь.
Я влез в камеру и, честное слово, на меня нашел какой-то животный страх, не хватало смелости взять маленького Владимира в руки.
- Долго ты будешь собираться, - проворчал он. – Или брезгуешь?
- Боюсь сдавить тебя. Ты такой нежный и хрупкий.
- Я обыкновенный, не бойся, не раздавишь. Смелее, Шурка, смелее. Да не пальчиками, а бери прямо в кулак. Да сожми покрепче, а то уронишь. Вон какая высота!
Я осторожно обхватил его туловище ладонью. До чего же мягкое, нежное тело. Я рассмотрел его поближе. Крохотные подвижные глазенки смотрели воинственно и насмешливо, волосы – тончайший пух, кружевной воротничок был будто соткан из паутины. Он тоже разглядывал меня.
- Кожа у тебя шершавая. Лицо неровное и бугристое. Да ты не обижайся, Санек, хотя для меня ты не Санек, а целый САХА.

Смотрите обмен киви на сбербанк на сайте.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .