ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Гардероб у меня большой и разнообразный, как костюмерная в театре, но порядка никакого. Я часто брал готовую одежду, иногда и заказывал, и по старой привычке ничего не сдавал и не выбрасывал в специальные приемники, а все копил и копил – самому стыдно. Размышляя, какие раки могут быть в Амазонке, я бешено работал руками, швыряя в стороны и через себя рубашки, брюки, майки, свитера, куртки и еще не знаю что, я искал плавки, да разве быстро разберешься в этом завале. Все было, а плавки исчезли.
- Саша! – позвала Юлия, - Ты куда затерялся? Тебе помочь?
- Все равно не найдешь.
Юлия зашла в комнату и при виде беспорядка засмеялась и не могла остановиться. Я тоже, как идиот, засмеялся. Мы смотрели на ворохи одежды, друг на друга и смеялись.
- Милый мой дуралейчик, - наконец сказала Юлия, - ты их искал? – она вынула из кучи белья мои плавки и уже серьезно сказала, что ничего смешного в этом нет, и чтобы я сдал все и больше не коллекционировал одежду.
Небольшое подземное путешествие – и мы очутились на круглой площадке с низким барьерчиком. Вокруг буйствовал тропический лес. В нос ударил пряный запах. Было душно. Резвились мартышки, кричали попугаи. Я содрогнулся от мысли, что сейчас на нас набросятся муравьи или комары. Но неужели за какие-то десять минут мы по тоннелю сквозь земной шар прибыли в Южную Америку? Я спросил об этом Юлию.
- Нет, Саша, - ответила она. – Мы находимся в заповеднике «Амазонка». Это в сорока километрах от Читы, возле Маккавеево.
- Искусственный оазис тропиков в Забайкалье?
- Да, обыкновенный климатрон. Стационарная система параболических зеркал в космосе направляет тепло солнечных лучей на круг, радиусом двадцать пять километров. Через середину круга протекает Ингода – вот тебе и Амазонка. Вторжению в климатрон холодных масс воздуха, особенно в зимнее время, препятствуют искусственные антициклоны. Если тебе это чуточку интересно, то зайдем сюда.
Мы зашли в нечто похожее на шатер из бамбука. На потолке – оригинальная фосфоресцирующая люстра. Юлия крутанула люстру, и певучий женский голос стал рассказывать об идее создания климатических зон планеты, о том, как создавался климатрон «Амазонка». Одновременно с рассказом осуществлялся и показ. Мы смотрели на строительство с высоты птичьего полета и опускались на землю, будто сами были строителями, сажали деревья и расселяли животных, голос говорил о технических трудностях осуществления проекта, о конструкции сложнейших циклонотронов, о проблемах биологического равновесия и устойчивости экологической системы, чтобы не было ядовитых и вредных насекомых.
После ознакомления с историей «Амазонки» мы пошли гулять. Юлия, между прочим, заметила, что в Африке есть арктические климатроны.
Очень здорово было на Ингоде-Амазонке. Тут и непролазные чащи и великолепные пляжи, на склонах сопок – движущиеся дорожки, на ровных местах – беседки и даже спортивные площадки, тут были мелкие речушки и озерца. В воде нежились бегемоты и купались безобидные слоны. Крокодилов не было, да и зачем они. А главное, не было ползучих и летающих тварей – никто не кусал. На лианах качались дети. Гулял, отдыхал народ, но он как-то не бросался в глаза и не мешал, люди умели равномерно распределяться по лесу и пляжам. И это не только здесь. Я уже давно подметил, что где бы я ни был, ни разу не видел толпы или хотя бы что-то похожее на очередь. Вода в Ингоде была чистая, теплая. Мы ловили большущих раков и выбрасывали их на берег, а они опять уползали в воду. Пусть. Глядя на нас, и другие принялись ловить раков.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .