ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

- Спасибо! – поблагодарил Потапов. – Самочувствие наше – лучше не бывает. Они похоже на человека?
- Познакомьте нас скорее, - попросил Попов.
- Кроме Шурика их никто не видел, - сказал Владимир. – Вы будете вторыми, - и он вкратце рассказал о появлении Сьинги, о тайготе и об особенности связи, напомнив еще раз, что мои слова – это слова Сьинги.
Потапова и Попова встретили аплодисментами. «За неимением места» Сьинга повисла посреди зала над людьми и ждала, когда смолкнет шум.
- Приступим, - сказал я одновременно с Сьингой. – Начнем по старшинству, с Потапова. Ты готов?
- Готов, Шурик! Скажи ей, что готов.
- Она тебя слышит моими ушами. Встань здесь и надень на шею тайгот.
Потапов с недоумением посмотрел на небольшое отверстие в аппарате, неуверенно примерил его к голове, потом растянул и с небольшим усилием надел на шею. Все замерли, что же произойдет дальше? А дальше ничего особенного не случилось. Сьинга манипулировала блестящими шариками на своей груди.
- Тайгот греется, - сказал Потапов.
- Знаю. Критическая масса гравитонов в тани-контуре приближается к единице. Внимание! Есть контакт!
- Вижу Сьингу! – взволнованно, но спокойно сказал Потапов. – Здравствуй женщина планеты Глюссия! Вот какая ты интересная!
- Здравствуй, Пота! Сними тайгот и отдай Попе. Смелее стягивай, не порвешь. Видишь ли меня без аппарата?
- Отлично вижу и слышу.
- Переключаю контакт на рабочий режим. Что ты видишь сейчас?
Потапов завертел головой:
- У-у-у, да тут целая аудитория! Они приветствуют меня! Здравствуйте, здравствуйте, мои ненаглядные!
- Это наши ученые, с которыми нам отныне предстоит иметь дело. Знакомься с ними. А мы, Попа, приступим. Не тяни время, надевай тайгот.
Через минуту Попов тоже увидел Сьингу, стеснительно улыбнулся, после чего вошел в контакт с учеными Глюссии, или просто глюссиянами. И так поочередно тайгот надевали Владимир, Добрыня, Гек Финн, несколько сотрудников нашего института и ученые со всего мира, больших и малых национальностей, даже был один эскимос.
Непривычным было зрелище: люди, вошедшие в контакт, стояли отдельно – их уже успели назвать контактиками, а вверху и немного в стороне, над головами зрителей, расположился второй ярус жителей Глюссии, которых видели только контактики и я. Пока все молчали и разглядывали друг друга, знакомились визуально.
- Смотрите! – раздался чей-то голос. – Тайгот испаряется.
Действительно, сохраняя форму, тайгот, на глазах уменьшался в размерах. Его разрушало время, он растекался по времени – процесс прямо-таки фантастический. Через две минуты тайгота не стало.
- Это, конечно, безобразие, - тихо проворчал Владимир. – Придется делать новый.
- Не сделаете, - услышала его женщина-глюссиянка и, как я научился по мимике Сьинги узнавать настроение, женщина та испытывала сильнейшую горечь от того, что расстраивает Владимира.
- Почему? Не справимся?
- Справитесь. Но при включении он распадется. Первый же тайгот не распался сразу потому, что много тысяч лет мы по крохам ловили и копили исчезающее малую энергию геклиотоники галактик и накопили ее всего на пятьдесят два включения.
- Какой капризный. А что такое геклиотоника?
- Понятие сложное, и сейчас не место и не время говорить об этом.
В первом ряду глюссиян поднялся маленький мужчина с добрыми умными глазами, вроде бы и чересчур щупленький, но в облике чувствовалась сильная натура.
- Меня зовут Тимники, по вашему, я являюсь Председателем нашего Знающего Совета. Нам неловко от того, что мы возвышаемся над вами. Надо выйти на природу и устроиться на одном уровне. Вы согласны?
Впечатление было такое, будто это говорит обыкновенный человек. Что ж, пока глюссияне подстраивались под нашу речь и наши манеры. А фактически, они совсем не такие.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .