ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

- И это необходимо сделать за двое суток.
- В этом и состоит главная трудность, мы ограничены временем.
Разбросанные по всему свету контактики были немедленно оповещены о случившемся и приглашены на Совет. Отложив работы по вызволению глюссиян, они спешили в Атамановку, чтобы придумать, как быстрее спасти Току. Вытащить его из сферы было невозможно, в ней нет энергетических установок, поэтому оставалось одно – проникнуть туда и оказать помощь.
Тока постепенно успокоился, понял, что находится в замкнутом пространстве лаборатории и смирился с темнотой и одиночеством. Впрочем, к одиночеству он подготовился. Вернувшись наощупь к коллектору, вытащил из него объемистый саквояж и стал извлекать оттуда книги-открытки, спрессованную в кубики одежду, а также и постель, туалетные принадлежности и продукты.
- Водички бы лучше побольше взял, - сочувственно сказал Владимир.
Будто услышав его, Тока достал термос с каким-то питьем и принялся с аппетитом есть длинную сосиску. Странно было видеть его сидящим на потолке, а все, что он вытащил, лежало рядом, будто приклеенное.
В лабораторию неожиданно вбежала со сбившейся прической Серафима и сразу напустилась на Владимира.
- Я так и знала, что дружба с пространственниками к добру не приведет. Он там? – она кивнула на сферу.
- Успокойся, Серафима, - мягко сказал Владимир. – Тока жив и здоров. Он сидит на потолке и жует вкусную вещь.
- На потолке?
- Я имею ввиду на полу, просто перевернутое изображение.
- Но почему на полу?
- Ему так удобнее.
- Сделайте так, чтобы я его видела.
- Для этого нужен тайгот, а он разрушен. Но ты, Серафима, можешь видеть Току через Шурика, он тебе будет рассказывать и отвечать на твои вопросы. Ты согласен, Шурка? У тебя больше свободного времени.
Я согласился. А Тока, подкрепившись, отодвинул в сторону сумку, прислонился к стене и, вытянув ноги, запел. Кто-то по движению губ определил, что Тока поет шуточную любовную песню про мотылька и кузнечика. Это немного успокоило Серафиму. Она была сильно обижена на супруга, жаловалась, что он ее плохо слушается и, что самое обидное, скрывает от нее свои намерения. Почему бы не посоветоваться, прежде чем лезть в это проклятое антивремя, она бы поняла его.
- А поняв, пустила бы? – спросил Владимир.
- Ни за что! Он бы сидел дома под запором. А ты как думал! Так-то он хороший, но зачем тайком? Восемь часов назад ушел из дому, и вы бы знали, как грустно и нежно смотрел он на меня. Я чувствовала что-то неладное, но не знаю почему не остановила его. И вот только недавно случайно нашла записку, - Серафима достала из сумочки бумагу и развернула ее.
Я успел прочитать: «Дорогая Симочка! Я ненадолго…»
- Спасибо, хоть поставил в известность, - чуть не плача, проговорила Серафима и спрятала бумагу. – Оказывается, он жертвовать собой пошел, ненаглядный мой.
- Никакой жертвы не будет. Не надо так думать, думай о приятном. Как твой мастодонт живет?
- Динозавр что ли? Выдумал тоже, мастодонт. Он-то живет, развивается, а мой единственный … что б вас всех …. Делайте, что хотите, но чтобы муж мой был здесь, рядышком стоял.
- Делаем, делаем.
Тока шмыгнул носом, поковырял мизинцем в ухе и поднялся. Потянулся и зевнул. Подозрительно помявшись, направился искать, судя по всему туалет. Ориентируясь на ощупь и наткнувшись несколько раз на стенку сферы и оборудование, он понял, что туалет от него отрезан и стал мяться еще сильнее. Это осложняло и без того сложное положение. Но Тока – молодец, догадался залезть в отсек приемника несвежей одежды и захлопнул за собой люк. Скоро он вылез оттуда и не забыл закрыть люк.
- Обратите внимание! – взволнованно крикнул Гек Финн. – Родинка у Токи была в правой части подбородка, теперь она в левой.

http://timber-okno.ru/ деревянные окна со стеклопакетом из лиственницы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .