ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Очнувшись, почувствовал прохладу. И … что такое?! Где я? Сумрачно. Незнакомое помещение. Окно задернуто шторами. Старинный платяной шкаф, заваленный журналами и ученическими тетрадями письменный стол. На диван-кровати мирно посапывал кучерявый парень с аккуратными усами, в джинсах и свитере. На груди его лежала раскрытая книга. Из-под дивана высовывались носки туфель. Пораженный внезапной переменой обстановки, не зная что и думать, я застыл на месте. А где же Сьинга? Ведь я только что видел ее, она спешила ко мне и была взволнована. Очень любопытно! Я направился к окну с намерением раздвинуть шторы и посмотреть на улицу. Но тут в дверь постучали. Парень на диване не шелохнулся. Стук повторился. Что ж, раз стучат, надо открыть. Я изменил направление движения и пошел в прихожую. Там на стене бросился в глаза электросчетчик, накрытый фанерным кожухом с вырезами для табло и предохранительных пробок. Точно такой кожух я сделал в своей квартире четыреста лет назад. А бронзовая ручка на двери …, боже это же моя ручка, я ее сам выточил, вон даже и задир у основания. И задвижка на двери моя, тоже сам делал. Догадка поразила мозг – я перенесся в двадцатый век и нахожусь в своей квартире!!! Только обстановка другая. В дверь опять настойчиво постучали. Сам не свой, я открыл задвижку. На пороге в полутемном коридоре стояла девушка в плаще и вязаной шапочке. Мне показалось, что это Юля, я уже крикнул: «Ю…» и замолчал. Это не она. Но облик очень похож. Девушка ойкнула и отшатнулась, но вид мой был вовсе не грозным, а наоборот, виновато растерянным, и она осмелела:
- Кто вы?
- Я Шурик, Саша Ержин. Здравствуйте. Заходите, пожалуйста.
Не раздеваясь, она пробежала сразу в комнату. Только сейчас я обратил внимание, что на мне всего лишь трусы и майка. Ну не сидеть же теперь в прихожей и не бежать же на улицу. Надо внести ясность, и я вошел в комнату. Девушка уже разбудила парня. Он сел на диване и вперился в меня.
- О, явление Христа народу! Ты кто?
- Христос, стало быть, - попробовал улыбнуться я.
- Лена, кто этот юморист?
- Я тебя хотела спросить. Он мне открыл дверь.
Парень вскочил, шаря ногой туфли. Настрой его был боевым, а в глазах застыло удивление:
- Я проводил Куржума и закрыл дверь на задвижку. Как ты сюда попал?
- Отвечу на все ваши вопросы, но сначала скажите, какой сейчас месяц и год?
- А век тебе не надо? Из психички сбежал?
У него были основания так думать: нормальные люди в трусах по чужим квартирам не ходят и глупых вопросов не задают. Но меня пока интересовало одно: какой сейчас год, и я упрямо повторил вопрос.
- Март, тысяча девятьсот девяносто первый, - четко ответила Лена и, подойдя к окну, отдернула штору. В окно я увидел знакомый до чертиков бетонный столб с разбитым фонарем и обшарпанный фасад дома с лоджиями. Сомнений больше не было, я совершил обратное путешествие во времени. Со дня моего исчезновения прошло два года и четыре месяца. Именно столько я прожил в двадцать пятом веке, так что абсолютный ход времени для меня не изменился. Я сел за стол так, чтобы не было видно голых ног.
- Вы одеться можете? – не выдержала Лена.
- Рад бы, но у меня ничего нет. Я в таком виде и прибыл сюда.
- Витя, ты серьезно не знаешь его? – спросила Лена. – Или разыгрываешь меня?
- Я думал, что это ты меня разыграла. Послушай, Христос, ты наглеешь все больше. Выпросишь! Кто ты и зачем пожаловал?
- Если я скажу правду, вы не поверите, а ты, Витя, опять о психичке заговоришь. Но поверьте, я честный человек и злого умысла не имею. Я хочу вас спросить: вы знаете, что в этой комнате жил слесарь-газовик?
- Да, жил какой-то газовичок. При смерти был, говорят, а потом куда-то пропал.
- Как загадочно пропал, так же загадочно и объявился. Этот газовик я. И квартира моя.
- Я сам нахал, но таких нахалов …
- Подожди, Витя, - остановила парня Лена. – Тут что-то не то. У него честный взгляд. Может, он кем-то обижен.
- Санитарами в психичке обижен, вот и удрал оттуда.

Видов погружных насосов в краснодаре.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .