ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Туфли немного жали, куртка была чуть великоватой, от шляпы я отказался и вышел на улицу. Мне бы радоваться да радоваться, я в своем времени, от рака и следа не осталось, долголетие обеспечено, и будущее повидал. Но было очень грустно. Хотелось крикнуть во весь голос: «Несправедливо! Гуманоиды так не поступают!» Может, Сьинга и услышит, пусть ей станет стыдно. Выбыл из будущего ни с кем не попрощавшись. Завтра, а вернее, уже сегодня, у нас с Юлей бракосочетание, а я вроде как сбежал. Потеряли меня. Но если смотреть с моей системы отсчета, то потеряют меня только через четыре века, да и с какой стати я окажусь опять там, если я уже здесь, и миссию свою выполнил. Пусть я еще проживу лет сто пятьдесят, но ведь все равно умру (какое противное слово)! Не будет меня в будущем. Да, сказочным выглядело мое путешествие во времени. Пра, пра, прабабушки Юлии и Владимира еще не родились, а я уже с ними встречался. Или что, будущее идет параллельно с настоящим? Вот где заковыка-то! Это помудреннее всякой фантастики. Но факт, факт! Стало быть, время делает материальные петли в кликьяне, гауцсике и метагонии, замыкается само на себя и дает множество ответвлений, который проделываю с веществом, физическими полями и пространством невероятные вещи. Этому я сам очевидец, и действующее лицо. Ну ладно, еще будет время подумать об этом. А пока я как бы заново знакомился с Читой. Спускаясь вниз по улице Шилова, чуть не угодил в канаву. Каждый год эту бедную улицу копают-перекапывают. А вот и крытый рынок. У бокового входа прилепились каменные колхозники с пустыми вышербленными лицами. На этом месте был (или будет) спортивный комплекс с подземными банями-бассейнами горячей термальной воды. Заглянул по пути в чайную, именуемую в шутку «колхозной», где я, бывало, обедал. В буфете за пивом – очередь. Не хватало кружек. Как все это мило. Стало тепло на сердце – я дитя своего времени, своей эпохи. Выпить бы мутного пива, но денег нет ни копейки. И знакомых не нашел. Через два квартала наша контора. На перекрытой заборчиком улице желто-красная аварийная машина. Открыл дверцу кабины и по старой привычке заглянул под резиновый коврик – разводной и газовый ключи на месте, фонарь и газоанализатор – в своих ячейках. Хоть смену принимай. В комнате водителей и слесарей меня встретили как космонавта: «О-о! Саня! Здорово! У-у!» Из окошка диспетчерской по самые плечи высунулась краснощекая Таня Ремизова, и вся превратилась в слух. Надо обязательно сочинить какую-нибудь правдоподобную историю, а то ведь не отстанут, пока не узнают, где я пропадал столько времени. Пошел к управляющему. Человек он простой, веселый и, главное, покладистый. Если и накажет кого за дело, на него не обижаются, обижаются лишь на формулировку наказания «за упущения в работе». От прямого вопроса управляющего я уклонился, промямлив, что история путанная и длинная, и спросил, уволен я с работы или нет?
- С обходным листком ты, конечно, не бегал. Ты просто выбыл.
- А теперь прибыл. Надо меня восстановить.
- Восстановим. Ты нам документики предоставь, бюллетень, справочки разные, сам понимаешь.
- Ни бюллетеня, ни справок нет и не будет.
- Ты меня ставишь в трудное положение. Фактически у тебя длительный прогул. Я не говорю, что по пьянке, но прогул.
- Накажите построже.
- Соберем профком, подумаем. С юристом посоветуемся. У тебя серьезно оправдательных документов нет? Ну хотя бы проездного билета, санаторной книжки, хоть какой-нибудь писульки?
- Ничего нет, даже паспорта, даже одежда эта чужая.
Управляющий вызвал по селектору отдел кадров, откуда ответили, что моя трудовая книжка сдана в архив.
- Мне бы аванс получить, - сказал я. – Жить не на что.
- Прежде чем хлопотать за тебя, я все-таки должен знать, где ты был два с лишним года.
- Хорошо. Меня перебросили в двадцать пятый век для выполнения миссии по спасению ненашей цивилизации. Теперь, по завершению миссии меня вернули обратно.
- М-да. Приходи-ка лучше завтра, кому-то из нас явно не здоровится.

Ударные маркираторы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .