ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Ну как их убедить, чем доказать? Мне дали подушку с покрывалом, матрац попросили у Нины Ивановны, и я постелил себе на полу. Сна не было. Лежал и думал, почему я опять оказался в двадцатом веке? Скорее всего потому, что, как феномен, как посредник, я больше не нужен, свою работу выполнил и вернулся домой в свое время, с которым я связан, как говорила Сьинга, своим настоящим существованием и энергетической системой устойчивости. В будущем я лишний. Значит, Сьинга знала, что я совершу обратное путешествие во времени, а говорить об этом было нельзя – какой-нибудь закон запрещал. Потому-то Сьинга так странно и вела себя. И такое впечатление – или мне так кажется – что кто-то руководил моими поступками, хотя я не терял своей индивидуальности и делал все осознанно. Но все было подстроено так, чтобы я прибыл домой в том, в чем выбыл из него, то есть в своих трусах и майке. И ничего из будущего с собой не прихватил. Какая-нибудь вещичка, часы или одежда могли бы служить доказательством, пусть не изготовлением их в будущем, но, по крайней мере, их «внеземным» происхождением, ведь ни один завод или фабрика не выпускает подобную продукцию, плюс качественно другой материал. Но лучшим доказательством были бы знания. Увы, глубоких знаний у меня не было. Я не специализировался на чем-то одном, все хватал понемногу и ничего конкретного. Я не могу сделать расчетов, не могу спроектировать «Аленушку» или доказать возможность искусственного получения «черной дыры» Поты-Попы. Может и помню зрительной памятью две-три формулы с заковыристыми символами, но для их расшифровки нужны промежуточные знания, до которых человек еще не добрался. Знак интеграла, например, тоже ничего не скажет Архимеду. Ничем я не могу обогатить науку и продвинуть прогресс вперед. Единственное, что хорошо запомнил, это рецепт приготовления вкусного блюда из белых грибов с гусиной печенкой и грейпфрутом. Но легче было достать тяжелый бомбардировщик, чем эти продукты. В общем, как был дилетантом, так и остался им, разве что на более высоком уровне. Рассказ же мой, что рассказ, любой, наделенный воображением, человек может выдумать такое. Рассказ мой примут за фантастику. Да, все было предусмотрено. Система, попавшая из будущего в прошлое, не может влиять на ход уже прошедших событий. А прошлое для меня – это настоящее, и я ничего в нем не изменю. Спасибо хоть память мою не стерли. А ведь могли бы. Прощай Юля! Нам с самого начала не суждено было стать мужем и женой. Уже засыпая, я подумал, что, проснувшись, окажусь в своей суперблагоустроенной квартире, которая и американским миллиардерам не снилась, и меня ждет Юля, и что сегодняшний день – это какое-то наваждение. А все-таки уходить из своего времени не хотелось. Пусть оно неустроенное и тяжелое, но, как Родина, зовет, манит.
Утром меня разбудил Витя, дал свой ключ от комнаты и сказал, что не настаивает на моем немедленном уходе и чтобы я завтракал, пока оладьи горячие. Лена крутилась перед зеркалом, занимаясь собой, и было в ней что-то неуловимое от Юли. Ушли супруги вместе: Витя – в Политехнический институт – он студент пятого курса – а Лена в школу, она первый год преподает физику шестиклассникам.
Я наметил план действий. Прежде всего необходимо было получить этот дурацкий паспорт и устроиться в общежитие. Нужно вернуть мои старые вещички и раздобыть деньги – стыдно быть нахлебником молодых супругов, они о каких-то талонах говорили на продукты. Мебель моя была не важной, поэтому решил не портить из-за нее нервы. А вот мопед надо будет обязательно вызволить – весна, скоро лето.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .