ГЛАВА 6

- Не надо мне этих благ! – взмолился я. – Не надо мне деликатесов. Дайте мне однокомнатную квартиру с печным отоплением и простым телевизором. Я хочу колоть дрова и жарить картошку со спинками минтая.
Насчет печного отопления я, конечно, загнул. Просто сорвалось с языка. И о минтае – рыбе, надоевшей читинцам – меньше всего думал.
Тамара весело засмеялась. Глядя на нее, невольно заулыбался и я. Девушка по-свойски сказала, что нужно проветриться и за руку потянула меня на улицу. И – прямо в машину.
Ох, и насмотрелся же я! Невский проспект почти не изменился, так же красив и своеобразен. И публика на нем степенная, важногуляющая. Все по Гоголю: «Едва только выйдешь на Невский проспект, как уже пахнет одним гуляньем». Обожают старину. На Выборгской стороне громада небоскреба в пятьсот этажей. Тамара сказала, что это ошибка зодчих двадцать первого века. Были мы в Петродворце, в театре, на стадионе …
Каково же было мое удивление, когда при возвращении в свои апартаменты я увидел в саду бревенчатый домик, а рядом горку лиственничных дров – швырка. В домике была печка с принадлежностями: кочерга, совок, кастрюли и сковородки. В углу – бочка с водой. За шкафом обнаружил раскладушку, которую уже ремонтировали. Телевизор «Березка». Надо не обращать на него внимание, а то у них ума хватит специально для меня телестудию построить.
- Будем жарить картошку и рыбу, - с самым серьезным видом сказала Тамара. – Но сначала затопим печь.
Топор предусмотрительно лежал возле дров. Мне ничего не оставалось, как взяться за него. Пришли гости: Президент и два академика. На этот раз они пришли просто как знакомые, ни одного вопроса по существу, никаких намеков на мое таинственное «я». Им тоже захотелось поразмяться с дровами. Они умело раскалывали чурки, вырывая друг у друга топор, крякали от удовольствия и перетаскали поленницу дров на кухню. Костюмы перепачкали смолой и смирились с этим.
Тамара чистила картошку. Президент стал ей помогать. Академики занялись рыбой. Я нащипал лучину. Печь сильно дымила. Мы кашляли, протирали глаза, но стоически терпели.
- Экзотика! – приговаривал Президент.
Академик, который был пониже ростом и помоложе, сказал, что он такой экзотики не хочет и что элементарно надо чистить трубу. Они полезли на крышу. Мне было как-то неудобно и в то же время забавно. Солидные, занимающие высокие посты ученые, а ведут себя как ... Впрочем, это и есть естественное состояние человека, как существа биологического, откинувшего все официальности и не боящегося того, что скажут люди. Тамара раздобыла где-то шест. Я тоже было полез на крышу, но меня не пустили, сказали, что могу упасть, а они, мол, прирожденные акробаты. Оказалось, что в дымоходе застрял кирпич. Кирпич раздробили и печь загудела. Жарили картошку и рыбу. Начадили ужасно. Но ничего, проветрили. Академик, который повыше и постарше, сбегал куда-то за зеленым луком. Ели и причмокивали.
- Давно с таким аппетитом не ел, - сказал Президент.
- Непонятно, почему так вкусно? – удивлялись академики.
Гости пробыли до темноты, рассказывали смешные истории, хохотали так, что стены дрожали, и расстались со мной, как со старым знакомым.
А на следующий день меня буквально затаскали: возили в один институт, в другой, третий, помещали в большие и маленькие камеры, я лежал под гудящими и свистящими аппаратами, меня крутили, вертели, просвечивали и усыпляли. На второй день продолжалось то же самое. Свободное время я проводил с Тамарой, она не давала скучать. В ночь на третий день меня вызвал по видофону Владимир и сказал, что улетает с американцами в Майами, они намерены повторить эксперимент по перемещению бегемота. А как только я освобожусь, чтобы немедленно вылетал к ним. Он меня проинструктировал и продиктовал адрес.

Столешница остатки из камня столешница из камня цена.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .