ГЛАВА 7

- Не знаю, - развел руками Тока. – Бензина во всем мире нет ни капли.
Говорить «не знаю» для Токи было сущим наказанием. Он сразу терялся, бледнел, но не изворачивался, говорил правду.
- Не плачь, Шурка, - сказал Владимир. – Я хоть и не знаю, что такое бензин, но знаю, что получить его для наших химиков не будет проблемой.
- А автол? И ложечку бы солидола?
- И этого тоже нет, - сокрушенно проговорил Тока.
- А как же ваши машины без смазки работают?
- Подшипники из клингирита не требуют смазки, - ответил Владимир. – Но химики какую хочешь смазку получат.
- Не надо ничего получать. Это вовсе необязательно. Пожалуйста!
- Поздно, Шурик – теперь уже надо, и обязательно!
Где-то незнакомые мне люди по извлеченным из архивов техдокументам осваивали технологию получения бензина из нефти, которой на планете оставались крохи. И уже через пару дней прямо в лабораторию доставили одну тонну бензина и десять литров смазочных материалов. Работы у нас было очень много, заканчивалась подготовка к эксперименту по распаду вещества, а я не ко времени связался с мопедом, было просто неудобно, даже стыдно.
- Иди, - сказал Владимир. – Бензин привезли. Стоп, подожди, вместе пойдем, мне тоже интересно.
Это было невероятно, чтобы Владимир из-за какого-то пустяка бросил неотложную работу.
Смазали ходовую часть мопеда, залили в бак бензин и стали заводить моторчик. Он не заводился, кашлял, чихал, стрелял. Все перепробовали – бесполезно. Начали разбирать моторчик.
- Иди, Володя, - сказал я. – У тебя же дело стоит.
- Нельзя бросать друга в беде.
Скоро за Владимиром пришел Добрыня, сказал, что нужно срочно внести поправки и … тоже остался помогать. Потом за указаниями пришли супруги Марковы, появился встревоженный Тарас, узнать, куда народ подевался, за ним Захар и еще какие-то люди. И все полезли в мопед искать неисправность. Но дельного совета никто дать не мог – техника старинная и довольно загадочная. Владимир пробурчал, что чрезвычайно умная башка придумала двигатель внутреннего сгорания и выбросил ненужную, по его мнению, пружинку.
Мне было неловко, что отрываю людей действительно от настоящей и важной работы. Я говорил «не надо, не стоит», но меня не слушали. Хотел было уже рявкнуть от всей души и прогнать всех в шею, но увидел идущую к нам Юлию. Девушка тоже стала помогать. Мопед разобрали до винтика, из любопытства выпустили воздух из шин, все перемазались, но все-таки разобрались что к чему. Были выточены и заменены поршневые кольца. Кое-как нашли выброшенную Владимиром пружинку и поставили ее на место. Мопед собрали. И, наконец, моторчик заработал, но с таким треском, что некоторые испуганно отскочили от него. Я прокатился вокруг скверика. Собралась толпа любопытных, мальчишки и девчонки бежали за мной. Прокатился и Владимир, и сказал, что давно не получал такого удовольствия. Ему особенно, да и другим тоже, нравилось то, что был треск и дым. Образовалась было очередь на прокат, но посмотрев на часы, Владимир неслышно присвистнул и ударил себя по бокам:
- Неслыханное разгильдяйство! Мы не успеем сегодня пустить второй блок!
С этими словами он побежал в институт. Остальные бежали следом. Я остался один в окружении незнакомых мужчин, женщин и детей. Нервно отвечая на их вопросы, прислонил мопед к стене и побежал догонять сотрудников.
Первое время я стеснялся ездить на мопеде. А потом ничего, привык. Но треск при езде сильно смущал меня, уж я-то знаю, как он действует на нервы людей. Однако замечаний мне не делали – терпели. Может, знали, что это едет выходец из двадцатого века – что с него взять. А может, просто молчали из скромности. Тогда я сам завел разговор о треске с Владимиром.
- Но ведь без треска мопед это уже не мопед, - сказал он. – Вся прелесть в этом. Но если ты хочешь, то я звякну в одно место.
И он звякнул. Пришли два парня с приборным ящичком, прослушали работу моторчика, что-то замерили, подсчитали и установили на раме крохотные цилиндрики. Мопед начал ездить бесшумно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .