ГЛАВА 8

- Обязательно! – крикнул Владимир и приволок откуда-то опять березовую чурку. Мы надеялись, что она превратится в кота. Однако при том же режиме и в тех же условиях получился знакомый нам желтовато-бурый, холодный шар. И сколько еще ни пробовали – только одни шары. Пробовали и на второй день, и на третий, но коты больше не получались.
Химический состав шаров по-прежнему не могли определить, это было качественно новое образование. Что ж, при особых условиях родилось и особое вещество. Оно изучалось. Некоторые сотрудники – любители пеших походов на природу – использовали самые маленькие шарики в качестве переносных холодильников. Кинешь горошину в склянку – и в рюкзак с продуктами, все заморозит.
Сознание не принимало появление на свет Бонифация. Не массовый ли это психоз? Но котище всегда был у всех на виду, жизнедеятельность его организма зарегистрирована приборами, он существовал объективно.
- Скажи, Саша, честно, - спросила меня Юлия на занятиях. –Бонифаций – это проделки Владимира?
- Нет, Юля. Он от меня ничего не скрывает. Ты же видишь, как он сам поражен и растерян.
- О, это такой артист. Будет преданно смотреть тебе в глаза и говорить «да», а сам прекрасно знает, что «нет». Но я верю тебе. Помни о нашем разговоре, ничего не надо скрывать.
В шесть утра меня разбудила трель видофона. Вызывал Владимир. Он был в явном замешательстве:
- Саха, жми в институт!
Сахой он меня еще не называл.
- Что случилось? Ведь этакая рань.
- Заводи свой агрегат и жми! Неужели не понятно.
Я освежил голову холодной водой и на мопеде помчался в институт.
Скрестив руки на груди, Владимир задумчиво стоял возле раскрытого люка камеры.
- Полюбуйся! – он показал рукой на люк.
На дне камеры лежал круглый и выпуклый, ограненный прозрачный кристалл. Рядом валялась обыкновенная кувалда.
- Я пришел снять показания кристогеля, - рассказывал Владимир. – В коридоре услышал глухие звуки, похожие на удары. Зашел в лабораторию, удары сразу прекратились. Я крикнул, кто здесь стучит? Молчок. Обогнув «Аленушку», увидел раскрытый люк, а в камере вот это произведение. Сразу вызвал тебя. А кого же еще? Ты для меня самый близкий и доверенный. А теперь давай в камеру следствие наводить.
Грани кристалла при освещении играли красками, переливались и сверкали.
- Это алмаз, а точнее – бриллиант, - сказал Владимир и сосчитал грани. – Пятьдесят шесть. Классическая бриллиантовая огранка. А ну-ка, - он обхватил алмаз и поднял его. – Ого, килограммов сорок будет. А в люк он не пройдет. Так и есть. Замечательно!
- Ты думаешь, кто-то был в камере?
- не только был. Он и алмаз этот сумел получить, и Бонифаций его рук дело. Интересно, зачем ему понадобился такой большой бриллиант? Не учел, бедняга, что в люк не пролезет, вот и хотел его кувалдой расколоть и вытащить по частям. А я помешал. У этого человека очень высококачественные мозги. Надо его обязательно найти. Нам с тобой найти, понимаешь, и никому другому. А то могут по-всякому истолковать его поступок, могут и преступление усмотреть, могут и воровство энергии приписать. Обидят, накажут. А мы с ним по-свойски поговорим, он должен быть добрым баламутом, мы поймем друг друга. Ты в сыске не специалист?
- Не специалист.
- Я тоже. Что ж, приступим к расследованию.
Умора этот Владимир!
Внутренняя полость камеры совершенно не оставляла никаких следов, к ней вообще ничего не приставало. На бриллианте тоже следов не было.
- Надо вытащить его, - сказал Владимир и схватился за кувалду.
- На ручке могут быть отпечатки пальцев, - напомнил я.
- Это не по нашей части.
Он размахнулся и ударил кувалдой по алмазу.
Бриллиант раскололся на две неравные половинки. Владимир торжественно поднял палец:
- Факт первый: преступник – так будем условно называть его – был слабосильный, не мог разбить.
- А, может, кувалда синтезировалась вместе с бриллиантом?
- Нет и нет. Этот инструмент из нашей мастерской. Но проверим.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .