ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Я увидел четкую разноцветную схему вроде как зрительной памятью, схему видел мой мозг. Я стал срисовывать, тщательно выводя замысловатые символы и обозначения. Меня обступили и начали следить за острием вечного карандаша. Сьинга находилась «внутри» людей и тоже следила, не делаю ли я ошибок. Народу было много, но стояла тишина, разговаривали шепотом, чтобы не мешать работе. Несколько человек перечерчивали схему в свои записные книжки, перелистывали, путались, чертыхались и были в отчаянии, что не поспевали за мной. Владимир с Добрыней расстелили бумагу на полу, просили, чтобы им не загораживали мой чертеж и тоже рисовали. А ведь это было совершенно не нужно – я делал оригинал для всех. Иногда Сьинга говорила, что такая-то линия проведена неправильно, и я исправлял ошибку. Понадобилось шесть часов, чтобы полностью срисовать с «мозга» пять зон схемы вместе с условными обозначениями и пояснениями. Я прилично устал.
- Ну и схема! – ни то восторженно, ни то огорченно проговорил Добрыня. – Не могу понять.
- Я тоже, - признался Владимир. – Может, ты, Шурик, понимаешь? Ведь ты мыслишь ее головой.
- Нет, это она мыслит на уровне моих скудных знаний. Я лишь, как автомат, скопировал схему. Гнать такого посредника-попугая надо!
- Ты утомился, Саша, - сказала Сьинга, - надо отдохнуть, а потом еще поработаем, закончим схему.
Я уже стал привыкать, что повторяю слова Сьинги одновременно с ней. Таким образом, все слышат ее через мой голос. Это получалось само собой.
Меня проводили домой и, несмотря на то, что было только семь часов вечера, попросили лечь в постель. Сьинга была рядом и тоже сказала: «Ложись. Спать». Я лег и, - удивительное дело – сразу заснул. Проснулся рано утром, посвежевшим, бодрым, с ясной головой. В комнате уже были президент Академии наук, Гек Финн и Люси, а также незнакомые мне люди. Невидимая для всех Сьинга, вытянувшись в струнку, смиренно стояла в углу.
- Он здесь? – спросил меня Владимир.
- Не он, а она. Да, здесь.
- Господи, какая разница?
- Большая, - улыбнулась Сьинга. Улыбки я не видел, но чувствовал ее. – Я, прежде всего – женщина.
Услышав такой ответ, Владимир смутился, сказал, что у него в башке вертится только одно слово «пришелец» мужского рода и попросил у Сьинги прощения.
Зарядку делать не стал, но позавтракать пришлось-таки.
- А ты? – спросил я Сьингу. – Ты завтракала?
- Я питаюсь энергией времени.
- Вы все так едите?
- Нам для жизни, так же как и вам, нужны белки, жиры, углеводы и витамины – все это дает растительная пища.
- Вы – вегетарианцы, мяса не едите?
- У нас жизнь эволюционировала совсем не так, как на Земле. Но об этом говорить не время и ни к месту. Ешь, потом закончим схему.
Разумеется, наш разговор слышали все, ведь вместе с вопросом я говорил и ответ. Заинтересовались, настроились было послушать и позадавать вопросы, но Сьинга сказала, что пора работать. И я без перерыва рисовал еще четыре часа, после чего готовую по зонам схему тайгота разложили прямо на полу для всеобщего обозрения.
- Спрашивайте, - сказала Сьинга.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .