ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

- Можно. Торопись, у нас мало остается времени.
Голос Сьинги стал заметно слабее, и выглядела она как-то неясно, будто растворялась в воздухе. Я думал, что это у меня от переутомления или из-за неисправности в аппаратуре связи, но Сьинга уловила мою мысль и сказала, что кончается питание, и она вынуждена скоро уйти.
- Надолго?
- К изготовлению тайгота вернусь. Спрашивай, что хотел.
- Сколько вас человек «законсервировано» в кликьяне?
- Ты правильно подметил - «законсервировано». Нас – двадцать миллиардов человек, плюс все виды животных, насекомых и колоний микроорганизмов. И, конечно, растения.
- Как же вы помещаетесь в кликьяне? У вас есть опора?
- Опоры нет. Мы, образно говоря, как бы растворены в своей среде обитания, наша жизнь почти замерла на неопределенно долгое время за исключением специальных служб наблюдения, способных в виде искусственных высокоорганизованных систем изредка выходить из кликьяна для принятия информации, для познания и поисков контакта с разумом.
- А вообще-то, раньше вы жили хорошо, дружно, мирно? – спросил я, смущаясь наивности своего вопроса.
- Жили мы неплохо, - засмеялась Сьинга.
- Сколько лет вашей цивилизации? Я имею в виду до ухода ее в кликьян.
- От создания первых железных орудий труда до проникновения в структуру пространства возраст нашей цивилизации – восемьсот лет.
- Так мало?
- По вашему календарю это соответствует тридцати тысячам годам.
- Так много!
- Планета Глюссия была массивнее Земли и находилась много дальше от своего чрезвычайно раскаленного солнца, совершая вокруг светила оборот за двадцать восемь земных лет. Темп нашей жизни по сравнения с вашим замедлен.
- Понятно. Вы, вроде как, тугодумы.
- Совершенно верно, Саша. Но это относительно.
- А продолжительность вашей жизни?
- В среднем – двенадцать лет. По вашему, это будет четыреста восемьдесят лет.
- Ого! У вас, наверное, богатая история. У вас так же есть страны, национальности, а в прошлом были войны?
- Войн у нас никогда не было. Тебе, Саша, это трудно представить, но я постараюсь, чтобы ты понял.
И Сьинга постаралась. Она говорила тихо и убедительно. Я прекрасно понимал ее. У нас эволюция характеризуется наследственной изменчивостью, борьбой за существование, она приводит к формированию адаптаций, изменению генетических состояний популяций, образованию, а также вымиранию менее приспособленных видов и, в конечном итоге, преобразованию биосферы Земли в целом. Это нам кажется естественным, по-другому и быть не может. Оказывается может. Те же результаты эволюции достигаются другим путем. Если у нас идет борьба за существование каждой особи за себя, то у них все направлено на существование других особей, у них сильный не уничтожает слабого, а, наоборот, поддерживает его, заботится, оберегает и жертвует собой для сохранения жизни другого. У них нет хищников, у них вообще все животные питаются растительной пищей. Мясо никто не ест. Даже насекомые не пожирают друг друга, а стараются не допустить гибели не только своего «сородича», но и любого насекомого. Они не кусают больших животных. Мало того, даже растения помогают растениям, отводят корни в сторону и сбрасывают листву, чтобы дать свет, дерево само засохнет, но отдаст соседу все питательные вещества. Нам это кажется неправдоподобным, но такова уж эволюция на Глюссии. Конечно, слабый дает слабое и хилое потомство, которое должно дать еще более слабое потомство, обреченное на вымирание. Но природа устроила так, что все силы и инстинкты окружающих особей направлены на излечение слабого, и под действием целительных «лучей заботы» в его организме удивительным образом происходят генетические изменения, вплоть до возникновения положительных мутаций, в результате чего слабый становится более приспособленным к жизни, чем его целители.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .