ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Я думал, что поженившись, Вовка с Наташенькой уйдут на другую квартиру, но они решили остаться у меня, как говорится, жилплощадь позволяла. Я молодоженов не стеснял, наоборот, вроде как ухаживал за ними. Вовка сказал, что они просто обязаны жить здесь, потому что, как феномен, я должен быть под постоянным контролем и наблюдением, что за мной нужен глаз да глаз. Так что придется мне их терпеть.
Потапов с Поповым жили в Краснокаменске, проводя все время в институте хроноскопии. Иногда приезжали в Атамановку и обязательно были у меня в гостях. Доставали все ту же потрепанную колоду карт и пригласив четвертого партнера – Владимира или Току – играли в «кинга», говоря, что это мировая игра. Зная, что я занимаюсь боксом, Попов сбегал за перчатками и заставил меня провести с ним бой. В первом же раунде я был нокаутирован. Голова трещала, чуть скулу мне не своротил. Попов сказал, что я мало двигаюсь, и чтобы в следующий раз я обязательно послал в нокаут его, только он поддаваться не будет. Отдохнув и набоксовавшись, друзья снова уезжали в Краснокаменск. Самое интересное то, что они ни разу не обмолвились о своей работе, какие только намеки им не давал Владимир. Однажды они заявились ко мне прямо в лабораторию.
- Сашка, если ты не очень занят, то поехали с нами. Родителей твоих нашли. Подтвердишь, действительно ли это они.
- То есть, как нашли? Где?
- У себя дома, - ответил Попов.
- Это лишь «размороженный» свет прошлого в хроноскопе, - понял мое недоумение Потапов.
- Едем, - не колеблясь, ответил я. И так заторопился, что не поставил в известность о поездке Владимира. Он потом на меня сильно обиделся. Навстречу нам ехали в своей микромашине Вовка с Наташенькой.
- Вы куда? – весь любопытство, всполошился Вовка и, узнав куда, пробкой вылетел из машины. – Я с вами.
- Тебе совсем не обязательно, - возразила Наташенька.
- Мне очень даже обязательно!
- Ты останешься со мной, - повысила голос Наташенька. – У нас программа. Я тебе жена или нет?
- Подчиняюсь грубому нажиму, - развел руками Вовка. – Остаюсь выполнять программу. А потом можно будет съездить?
- Потом можно. Я добрая жена.
- А я примерный и послушный муж. Ах, как жалко!
Четырехместный планколет ждал нас на крыше дома, и через несколько минут мы уже были возле института хроноскопии. Перед входом в хронокамеру надели специальные костюмы, нейтрализующие действие силовых полей. Тоненькая изящная женщина с длинной косой, в которую был вплетен белый пышный бант, сопровождала нас. Мы зашли в пустую камеру с матовыми серыми стенами. Но вот стены замерцали, потом поблекли, и вдруг мы оказались в комнате с одним большим, распахнутым окном. Слегка колыхались тюлевые шторы, но дуновения ветерка не ощущалось. На диван-кровати сидели … да, да, мои отец и мать! Хоть я и смутно помнил их облик, но узнал сразу. Они о чем-то серьезно и совершенно беззвучно разговаривали.
- Мы не ошиблись? – спросил Потапов.
- Да, это они.
Женщина с бантом подошла к ним и, встав напротив, внимательно как-то изучающе смотрела на их шевелящиеся губы. Попов подбежал к столу и с любопытством вперился в раскрытую тетрадь с записями.
- Стихи, - разочарованно протянул он.
Со странным чувством жалости и радости я смотрел на своих молодых отца и мать. К горлу подкатил комок.
- О чем разговор? – спросил Потапов женщину.
- Ничего существенного. Решают, где провести выходной день.
Я понял, что эта женщина умеет угадывать слова по артикуляции губ.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .