ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Мы сидели в плетеных креслах и покачивались, как в гамаках. Потапов и Попов были единодушны в том, что материализация сновидений в принципе возможна и управляема. Хотя научных предпосылок к этому пока нет. Эксперимент по материализации сейчас ставить не надо, но в дальнейшем, может, придется к нему прибегнуть. Прежде чем разрешить загадку моего перемещения во времени, нужно сначала разобраться, кто и что я такое? Они уверены, что я, помимо своего сознания, контактирую с внеземной цивилизацией. Я отвечал на вопросы Потапова и Попова. Вопросы были в основном такими же, как мне задавали при обследовании в институтах. Но особенно их интересовала моя родословная, про которую я ничего не мог сказать. Отец с матерью погибли в археологической экспедиции, когда мне было пять лет. Я тогда жил у бабушки по материнской линии, а через год после ее смерти был отправлен в детдом. Детские воспоминания были смутными, но теплыми. Помню, как с отцом ходили в передвижной зверинец, как с улюлюканьем он подбрасывал меня в воздух, а мать испуганно кричала «уронишь!» Помню, как она не больно шлепала меня, шалунишку за невинные проказы. Эти тонкости не интересовали Потапова и Попова, но слушали они внимательно. Особо их интересовала цель экспедиции и обстоятельства гибели родителей. Я тоже в свое время пытался узнать об этом, но людей, участвовавших в экспедиции, не нашел, а архивные документы были на редкость сухи и протокольны. Несчастный случай – обвал.
- Придется узнавать самим, - сказал Попов.
- Но зачем? – спросил я.
- Я тоже не понимаю, - сказал Владимир.
- Мы скажем тогда, когда убедимся в своих предположениях.
- Берете пример с него? – насупился Вовка и показал на Владимира. – Так нельзя! Мы слушаем вас.
- Мы уже сказали и не упрашивайте. Нам, Саша, надо знать твоих предков.
- До какого колена?
- Да хоть до первобытного человека.
- Какой там первобытный, когда я даже своего дедушку не знаю.
- Да, трудно. Но попробовать можно. Володя, какие последние достижения в хроноскопии?
- О самых последних не знаю, - смущенно ответил Владимир, как ученик, не выучивший урок. Вовка же сделал вид. Что не расслышал вопроса.
- А Тока? – напомнил я. – Он ведь все знает.
Токи дома не было. Серафима сказала, что ее верный супруг объявил ей ультиматум: или он, или бронтозавр – и ушел неизвестно куда.
- И кого же ты выбрала? – поинтересовался Владимир.
- И того, и другого. Оба будут жить здесь. Посмотрите, какой славный динозаврик, - она направила видофон в сад. Там мы увидели косматое чудище, о котором вчера говорил Тока. Это чудище было полутораметровой высоты на двух толстых ногах, туловище переходило в массивный хвост, на голове гребень, нависающий над затылком.
- Почему он такой страшный и косматый? – спросил Вовка.
- Это первый опытный экземпляр, еще детеныш, зауролоф из семейства утконосых динозавров подотряда орнитопод – незначительная ошибка в эклопексии генного цистрона изменила его облик, обезобразила. А так-то он красавец.
Серафима вкратце рассказала, как он был получен, и с жаром добавила, что пора возродить на земле вымерший животный мир, что в недалеком будущем в лесах и озерах будут обитать безобидные травоядные динозавры, а в специальных заповедниках разведут и хищных динозавров.
- Какая от них польза? – пожал плечами Владимир.
- Украсят, разнообразят природу, приблизят к ней человека. Этого разве мало?
- Не мало, - согласился Вовка. – Мечта хорошая. А детеныш твой все равно мерзкий.
- Сухие вы люди, пространственники, - обиделась Серафима и выключила видофон.
- Эта женщина молодец, - сказал Попов и, зевая, прикрыл ладошкой рот. – Поспать бы, так бы упал и уснул.
- Да, да, спать, - согласился Потапов и достал потрепанную колоду карт. – В «дурачка» перед сном, а?
- Давайте в «кинга», - предложил я.
- Научи!
Владимир тоже сел за компанию, потому что играют вчетвером.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Опубликовано в рубрике Феномен 02.08.2011: .