«Гонимые» М.М. Херасков

АРНОЛИЙ. Ах! выслушайте: посланные от него искать твоего убежища по всей Ишпании, достигли здешнего обиталища; подкупили одного из твоих служителей, показавшего им сей оcтpов; объявил он твое имя. Скройся, государь мой! увы! мы не все подкуплены, и рады пролить за тебя нашу кровь. Ах! скройся, уже некоторые суда вокруг острова являются и вещают, что сам Ренод с ними.
ГАСТОН. Так ему моя жизнь надобна! пойдем!
АЛФОНС. Поcтой... я иду к нему и смерть твою предупрежду моею!... Так, я или умру перед ним, или укрощу его жестокое сердце.
ГАСТОН. Несчастный! что ты говоришь? Увы! он во исступлении... Арнолий! 6еги, собери всех моих служителей; не вели им вооружаться и ни с кем не входить в сражение, беги, я тотчас сам буду с вами.
АЛФОНС. Пусти меня, Гастон: нет, я не допущу до сего. Как? мой отец убьет моего друга и родителя моей любезной!
ГАСТОН. Беги, Арнолий! он сам не понимает слов своих.

ЯВЛЕНИЕ V

ГАCTОH и АЛФОНС.

АЛФОНС. Ты меня и способов лишаешь доказать тебе дружбу. Ах! так ли ты меня любишь?
ГАСТОН. Вот лучший знак моей любви: я твою жизнь спасаю. Алфонс! Теперь весь остров во тревоге; ты по нескромности объявил сам себя; служители мои, узнав чей ты сын, могут на тебе отомщать злодейства отца твоего; сии люди в ярости отчаянны и щадить ни достоинств, ни добродетелей не станут. Укройся от них, укройся в моей пещере!
АЛФОНС. Я сию подлость сделаю, и при крайности тебя без помощи оставлю? Такой ли благодарности ты ожидаешь от меня, и так ли я помнить буду любезную Зеилу?
ГАСТОН. Ее уже нет, а я еще жив; докажи ей свою любовь, повинуясь ее отцу? Войди в пещеру: тебе успокоение, а мне осторожность теперь нужна; войди, требую сего от тебя как друг твой; повелеваю как отец и прошу о том, как несчастный человек, который тебя одним утешением иметь хочет.
АЛФОНС. Ах! жестокий друг, коль сильны твои требования и сколь твои слова убедительны! но нет, лучше возьми меня с собою; я увижу отца моего, предстану ему в моем отчаянии, брошусь к его ногам, возопию из глубины сердца: родитель мой! не губи Гастона! я в руках у него был, а он не отомстил мне за твои злодеяния; сохранил мою жизнь, сохрани и ты его, и будь, как он, великодушен!
ГАСТОН. Яростный отец твой не будет внимать твоему стону; он на тебя за побег твой и за похищение моей дочери озлоблен, и, мстя два твои преступления, свирепее поступит с тобою и со мною, когда увидит нас вместе. Нет! ... оставайся! а я смерти не боюсь.
АЛФОНС. И я не боюсь ее, я ее ищу; но хочу умереть с тобою. Не покидай меня!
ГАСТОН. Не разрушай моего намерения; дай мне увидеться с твоим отцом.
АЛФОНС. Какое ж ты утешение в сем кротком поступке находишь?
ГАСТОН. Разве мало сего утешения, что небо при несчастии моем подало мне случай воздать за зло благом. Я приведу твоего отца к сей пещере; выведу оттоле тебя, скажу ему: вот сын твой; я, узнав его, сохранил его жизнь; смотри, как мало я злопамятен, и как надлежит отомщать за причиняемые обиды. Поди, я слышу шум вкруг берегов. Поди! прости! (Уходит.)
АЛФОНС. Затворюся, тебя и дочь твою оплакивать. Тень, любезная! тень, везде мне встречающаяся! следуй за мною и ты в пещеру.

Конец первого действия.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

ЯВЛЕНИЕ I

Театр представляет ночь; в море является
небольшое морское судно, наполненное
плавателями, освещающимися небольшим фонарем.
Судно остановляется.

I КОРАБЕЛЬЩИК. Земля! друзья мои, земля! мы достигли к неизвестному пристанищу.
II КОРАБЕЛЬЩИК. Здесь успокоится сия несчастная наша спутница, и мы слезы наши отереть можем.
I КОРАБЕЛЬЩИК. Опомнись, прекрасная Зеила! выступи на сей 6ерег и успокой расстроенные твои чувства. (Они ее поднимают и выводят на берег.)
ЗЕИЛА (держимая пловцами, понемногу приходит в себя, и везде осматриваясь). Где я!.. Кто со мною?.. Везде тьма!.. Ах! несчастная!..
I КОРАБЕЛЬЩИК (освещающий ее фонарем и видя лес и пещеру). Mы на спокойный сошли берег! мы с тобою твои сопутники, слуги твои и верные друзья твоего Алфонса.

Информация vts clima здесь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Опубликовано в рубрике Основное 03.12.2010: .