«Гонимые» М.М. Херасков

АЛФОНС. Так, он прибежал во смутном виде к месту нашего сражения; увидя моего отца, меня защищающа от людей ваших, бросился ко мне; вырвал из рук у меня шпагу; обратился на моего и вскричал мне: удались, Алфонс, и поди к моей Зеиле, она умирает. Я кинулся разнять хотящих сражатися, но мой отец вопиял мне: поди, Алфонс, и не препятствуй нашему намерению; все сие в едино мгновение совершалось... Я услышал твой вопль, чаял тебя в опасности и не знал куда обратиться; любовь влекла сюда, а честь, должность и дружба там остановляла. Наконец мои глаза затьмились, и что я услышал! Боже мой! твой отец вскричал: отмщение учинено! Я охладел, и не знаю, как сюда мог достигнуть!… Прости, Зеила! и прости навеки!
ЗЕИЛА. Несчастный! я ли причина такому злополучию? за что меня покидаешь? Когда твой отец безвинно отнял моего у меня, убил мать мою, похитил имения и нашу славу; я с тобою чрез горы и моря следовала; а ты, лишенный по его достоинству твоего отца, который всякое мщение от моего заслуживал, ты меня покидаешь!
АЛФОНС. Знать, небо велит нам быть злодеями, а не друзьями; знать, оно так велит, учиня родителей наших врагами, а наконец и убийцами! Ах! Зеила, я люблю тебя и в сию минуту еще больше люблю; но для того на веки с тобою и разлучаюсь.
ЗЕИЛА. Жестокий! мой отец твоего умертвил, а ты меня умертвить хочешь; убей меня сей разлукой и докажи, что злоба отца твоего еще жива во твоем сердце. Вот награждение за всю мою горячность!
АЛФОНС. Так ты хочешь, Зеила, чтоб я видел, непрестанно живучи с вами, отца моего убийцу; чтоб его кровавая тень в сей пустыне водворилась и стенанием своим, напоминая мне мою неблагодарность, совесть вашу угрызала; достоин ли я тогда любви твоей буду и могу ли тебя любить, не имея к самому себе отвращения? Нет, Зеила! скроюсь от тебя, скроюсь от всего света, погребусь во мрачной пещере, буду оплакивать тебя, отца моего и злую мою судьбину.
ЗЕИЛА. А я, несчастная! куда сокроюсь, где бы тебя выгнать из мыслей умела? Нет в мире такого места! Ты будешь везде со мною, потому что все мое сердце ты один занимаешь! Ах! Алфонс, не покидай меня!
АЛФОHС. Любезная!… Я хочу... и не могу с тобою остаться! Прости!
ЗЕИЛА. Ты бежишь от меня! жестокий! Постой! увы! я умираю! (Приходит в беспамятство.)
АЛФОHC (бросясь к ее ногам). Зеила! любезная Зеила! ах! она вся хладеет! Боже мой! что мне делать!

ЯВЛЕНИЕ VI

ТЕЖ И ГАСТОН.

ГАСТОН (влагая шпагу в ножны). Так да умирает каждый нарушитель общего спокойствия.
АЛФОНС. Убил ты его!
ГАСТОН. Он теперь во своей крови плавает, и все успокоилось.
АЛФОНС (указав на Зеилу). Убийца! смотри на плоды твоей свирепости; а мне взор твой страшен; бегу от него
ГАСTОН. Боже мой, Зеила умирает!... Алфонс! постой, мой друг!
АЛФОНС. Не хочу твоим другом быть! Прости!
ЗЕИЛА (говоря в беспамятстве). Алфонс! Алфонс! всегда ли будем мы несчастны!
ГАСТОН. Слушай! постой! она тебя зовет; возвратись! куда уходишь?
АЛФОНС. Умирать, лишась Зеилы!
ГАСТОН (удерживая его). Изъяснись, несчастный, что с вами сделалось? Ах, Зеила! (Упадает подле нее, приводя ее в чувство.)
АЛФОНС. Или мало тебе изъяснения, что твоя дочь умирает, а я бегу от лица твоего. Ах! ты весь орошен неоцененной мне кровию.…. Бегу!.. Но чей голос я слышу!….. Кто это! Ах! кого я вижу? Ренод!

ЯВЛЕНИЕ VII

ТЕ ЖЕ и Д. РЕНОД.

РЕНОД (не видя Гастона). Сын мой! тебя ли я обнимаю?
АЛФОНС. Батюшка! ты жив? и ты меня лобызаешь.… Ах! что я сделал!
РЕНОД. Я жив, и великодушием Гастоновым от смерти избавлен; он поколол не меня, но своего слугу, хотящего меня умертвить; сей слуга только ранен и моим старанием приведен в чувство; он 6удет жив; но где сей великий человек, при котором свет видеть я стыжуся?
АЛФОНС. Вот сия несчастная семья, которая любить ни тебя, ни меня отныне не должна вовеки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Опубликовано в рубрике Основное 03.12.2010: .