ИНТЕЛЛЕКТ И ТВОРЧЕСТВО

Перевод Библии на армянский по праву считается во всем мире матерью переводов. С ним сверяются, по нему уточняют те или иные варианты разночтений. Проф. Конибер, проводивший работу по сличенною сохранившихся греческих текстов "Категорий" и "Об истолковании" у!верждает: "... можно при помощи армянских переводов определить подлинный текст этих произведений, определить с такой точностью и ясностью, как если бы перед нами имелась рукопись V века". Искусство перевода, изначально носившее в армянской действительности, обретшей алфавш как инструмент интонирования пульса событий, светский характер, в первую очередь позаботилось о том, чтобы язык, этот новорожденный, получал, вырастая из пеленок становления, пищу: в срочном порядке стали переводиться на армянский труды античных авторов - от Аристотеля и Олиипиодора до Филона Александрийского, Эмпедокла и Нроэрешя. Развитие армянской речи по восходящей акгивно продолжалось вплоть до конца X века, до творений Григора Нарекаци, девять тысяч строк "Книги скорбных песнопений" которого стали прообразом "вавилонской" лестницы к Богу.
256
Начиная с V века, армяно-персидского противостояния 451 юда, историки Хоренаци, Егише, Корюн оставили исследователям блистательные образцы светского мышления. В недрах летописного повествования вулканируют патриотические страс1и. Тонким психологизмом дышит язык междометий: он дает представление о драматургии пауз, изобиловавших в армянской истории. А их у армян две. Одна - хронологический перечень дат. Другая - история диффузии и проникновении, влияний и взаимовлияний. Реакцией на решения Эфессксго собора 431 года ,как н на постулаты Заратуштры явилась "Книга опровежений" Езника Кохбаци Выбирая к переводу памятник позднего эллинизма - труды Мефодия Олимпийского "О боге, о материи и о свободе воли", тонкий психолог и аналитик Кохбаци уже в том времени оперирует неожиданно высокими для только-только народившегося языка категориями. Практически, перед нами образец неисследованного, язык-мутант, успевший в сжатую временем единицу времени вобрав в себя не только и не столько терминологии эпохи, сколько постигший вширь и вглубь пространственный объем знаний Езник ретранслирует не текст, а весь понятийный ряд: "Определение есть разграничение, которое не допускает тождества производящего и произведенного". И это не единичный пример. Пополняя копилку знаний о мире, духовные отцы нации возводили устои нравственности в мире уже христианском, не огрекаясь и от достижений своего эллинизма. Так, от перевода одних книг /социального заказа времени/ к переводу других нарабатывался позитивный опыт, подбирался инструмен! постижения истины. Перевод давал возможность вживления интеллектуального начала в интуицию. Получал возможность развивать себя язык аргументаций. В этом случае перевод играл роль двойного зеркала, выверяя "огрехи" с той и другой стороны, ибо не только армяне переводили: переводили и их. Важно было знать и мир отраженного в чужом сознании образа своего. Некоторые переводчики из философов, переводя, позволяли себе делать на полях рукописи и полемические заметки, давали комментарии, что на сегодняшний день является отличной школой пестования подходов к сакральным глубинам и пластам текста переводимою. Психологическая жвиритмичность прослеживается в веках не просто из уровне изучения источника, но и в том, как - заметив разрыв между разумом и воображением - таргманы, армянские толкователи
257

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .