КГБ Трагикомедия в двух действиях

Сухоруков гомерически смеется, трясет головой и, задыхаясь от смеха,
показывает рукой на Охрененко.

Сухоруков. Уморил. Давно так не смеялся. Спасибо Жучок (Охрененко вскакивает и щелкает каблуками), на десять лет жизнь мне удлинил!
Охрененко. Живите вечно, Александр Николаевич!
Сухоруков. Да уж. С вами тут… (Охрененко.) Ладно, давайте вашу бумагу. Положим ее, как сказал бы наш гость, под сукно. (Главному ОППОЗИЦИОНЕРУ.) Между тем мы вас тоже искали. Для беседы. (Переходит на доверительный тон.) Знаете, что мы сейчас с вами сделаем? Спустимся в наш уютный подвальчик, попьем чайку, потолкуем. Считайте себя нашим гостем. (1-у офицеру.) Дорогуша, обеспечьте.
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Что это значит? Я арестован?
Сухоруков. Ровным счетом ничего не значит. Ровным счетом ничего.
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Но все же объяснитесь…
Сухоруков. Вы у нас в гостях – и только. Пройдите, пожалуйста, с нашим сотрудником. Я присоединюсь к вам позже. Все свободны. (Землякову.) А вас, Александр Васильевич, я попрошу остаться.

Все выходят. Земляков садится за стол для совещаний.

Сухоруков. Присаживайтесь поближе, Александр Васильевич. (Достает из стола бутылку водки и стаканы, разливает по стаканам.) Этот успех надо отметить. Такая удача! Такая удача! Я так полагаю, что наш гость никому не рассказал о своем визите к нам. Исходя из своего опыта, знаю: все они в подобных случаях боятся огласки, боятся клейма изменника. Посему мы допросим его хорошенько и потом проведем сеанс аннигиляции. (Весело.) Был – и нету. Ищи ветра в поле. Ищи-свищи. Вот давайте за это мы с вами и хлобыстнем.

Выпивают.

Сухоруков (крякая). Хороша! Спецзаказ. Тройной очистки…
Земляков (пьянея). Александр Николаевич…
Сухоруков. Я.
Земляков. Говорят, это вы… того... Бывших Главных.
Сухоруков (довольным голосом, игриво). Да, это правда. Не стану вас, Александр Васильевич, обманывать. Золотые были деньки. Рука, как говорится, колоть устала. (Озабоченно; левой рукой растирая себе правое плечо.) До сих пор болит. Работал я чисто, без лишнего шума. Вжик – и нет лидера оппозиции, вжик – и нет его заместителя. Все списывали на преступные разборки, на тайную эмиграцию лидеров оппозиции за границу... Подозрения, конечно, были, но никто ничего не мог доказать. Можно сказать, своей тогдашней работой я укрепил фундамент нашего государства. Укрепил так, что двадцать лет уже оно стоит непоколебимо. И еще столько же простоит без потрясений, без всякого либерального словоблудства и разброда в умах. А что еще народу надо? Стабильность и порядок, – вот что главное! И нынешний наш гость – только лишь недоразумение, эпизод. Полез он на эту гору из-за плохого знания истории. Полез и, разумеется, сорвался, упал, покатился. И – прямо в наш подвал закатился. (Смеется.)
Земляков. Но что с ними, Главными ОППОЗИЦИОНЕРАМИ, происходило дальше? Ведь тел так и не нашли…
Сухоруков. Что происходило?.. (Пауза.) А ничего. Все они здесь, у меня под замком… (Пьяным жестом показывая на большой железный шкаф за спиной.) Никуда уже не денутся.
Земляков. ?
Сухоруков. Не верите?
Земляков. Но Александр Николаевич!..

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .