КГБ Трагикомедия в двух действиях

Сухоруков (достает из кармана связку ключей и направляется к железному шкафу). Сейчас, сейчас… Я вам докажу… (После некоторых усилий открывает шкаф, перебирает скелеты, которые весят на перекладине.) Вот он, самый первый мой трофей. Двадцать лет с тех пор прошло… (Повышая голос.) Но я ничего не забыл! Все помню! До малейших деталей! Вышел он из гостей подшофе. Ну мы такси ему и подставили. А за рулем – кто бы вы думали? – ваш покорный слуга! В темном переулочке притормозил я машину и с разворота прямо в сердце ему… Он и понять-то ничего не успел. Легкая смерть… За это дело мне и вручили первую звезду Героя республики. (Вешает скелет на место, снимает другой). Вот его, так сказать, наследник, заместитель по партии (любовно рассматривает скелет). С этим пришлось повозиться. Ну и чутье у бестии было, доложу я вам. Никак не могли его выманить из логова, где он залег после исчезновения шефа. Сыграли на его благородстве. Задержали его жену. Он кинулся ее вызволять из полона. Ну и – оказался здесь. (Возвращает скелет на место.) А вот этот! Это вообще песня! Лебединая песня! (Сцена освещается приглушенным красным светом; негромко звучит танго. Сухоруков танцует со скелетом в руках, при этом ведет повествование.) Оппозиции тогда удалось объединиться, их кандидат на президентских выборах набрал более сорока процентов. Должен был состояться второй тур выборов, на которых, по заключению наших социологов, он мог одержать победу. А это, как вы понимаете, крах, катастрофа. Поехал он в аэропорт – собирался лететь к нашим врагам за границей – ну мы его по дороге и перехватили. Уложили охрану. А его несколько дней еще подержали, покуражились. Особенно – он (кивком головы показывает на портрет на стене).
Земляков. Сколько же всего их в вашей коллекции?
Сухоруков. А немного (пересчитывает скелеты в шкафу). Семь, если быть точным. Разумеется, не все добыты мною лично: я уже занимал пост, не позволяющий выходить на охоту, но все они – все! – оказались здесь благодаря мне, моим разработкам. Да, вот так вот. Такие вот дела. (Землякову.) Теперь, голубчик, ступайте к нашему пленнику, поговорите с ним, разомнитесь. А я к вам присоединюсь позже. Мне еще требуется обтяпать одно дельце. Ну, ступайте, ступайте.

Земляков уходит. Сухоруков, дождавшись, пока за ним
закроется дверь, садится за стол, набирает номер на мобильном
телефоне. После соединения луч света выхватывает из тьмы улыбающееся
лицо человека, сидящего высоко над сценой, – руководителя спецслужб
соседнего государства.

Лицо (довольно). Да-да.
Сухоруков. Это Центральный.
Лицо. Понятно.
Сухоруков. У меня хорошие новости.
Лицо (улыбаясь). Слушаю вас.
Сухоруков. Мы его взяли. Задание выполнено чисто. Осложнений не предвидится.
Лицо. Замечательно, замечательно. Вам полагается бонус. Проверьте завтра счет в Зоорландии.
Сухоруков. Благодарю.

Луч гаснет, лицо исчезает.

Сухоруков (довольно потирая руки). Ну-с, теперь – к нашему пленнику. Поговорим!

Занавес.

Действие второе

Тускло освещенная подвальная комната. Посередине ее – большой, просторный стол с прикрепленными к нему кандалами для рук и ног. Сбоку
от него – стол поменьше с различными пыточными инструментами и слесарными тисками. По обе стороны стола – черные готические стулья. Сверху там и сям свисают цепи. На заднем плане комнаты – лестница, ведущая к входной двери, теряющейся на фоне темной стены. За столом сидят Земляков и Главный ОППОЗИЦИОНЕР.

Земляков. Давно хотел с вами пообщаться. Ведь вы так редко нас жалуете, а вопросов у нас много.
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Например.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .