КГБ Трагикомедия в двух действиях

Сухоруков. Расскажите, например, о ваших планах отравить городской водопровод…
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Это уже интересно. И как я должен был это сделать?
Сухоруков. С помощью крысы.
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. ?
Сухоруков. Ну что вы как маленький. Удивляетесь… Берется хорошо откормленная крыса, умерщвляется, замачивается на две недели в ведре с водой, а получившийся в результате яд выливается в общественный водопровод. Все просто…
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Скажите, крысу нужно вымачивать именно две недели?
Сухоруков. Да, иначе не будет нужного эффекта.
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Так, так. Интересно, интересно. Не знал, что вы такой гурман. А приправу класть не пробовали?

Возмущенная пауза.

Сухоруков. Значит, мы изволим шутить? Я рад, что у вас хорошее настроение. Причем даже после встречи с нашим Александром Васильевичем. Но отпираться бесполезно. Нам известно все. (Нажимает на кнопку в стене; из-под сцены появляется человек.) Узнаете? Журналист N. Свидетель. (Журналисту.) Расскажите, уважаемый, что вы знаете по поводу отравления городского водопровода, планируемого оппозицией.
Журналист N. В прошлом месяце, 15 числа, от моего информатора (много раз проверенного) мне стало известно, что наша оппозиция, а именно – ее предводитель – вынашивает злодейский план по отравлению питьевой воды. С целью вызвать народные волнения, обвинить власть в разгильдяйстве и, так сказать, «набрать очки» (после этих слов журналист N. исчезает).
Сухоруков (Главному ОППОЗИЦИОНЕРУ, довольным тоном). Ну, и что вы на это скажите?
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Что можно комментировать по поводу слов человека, безусловно, находящегося у вас на довольствии.
Сухоруков. Так, хорошо (нажимает кнопку в стене; сверху на сцену медленно спускается дама). Узнаете?
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Ирина Михайловна, а вы что здесь делаете?

Спустившаяся на сцену дама, потупившись, молчит.

Сухоруков. Ирина Михайловна, теперь уж таиться незачем, – наш офицер. Два года назад она была внедрена в вашу структуру. Поэтому о ваших планах ей известно все. Как теперь? Будем говорить?

Дама медленно возносится вверх и исчезает. Входит 1-й офицер с подносом в
руках.

Сухоруков. А вот и чай.
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Надеюсь, он с полонием?
Сухоруков. Вы слишком плохо о нас думаете, Александр. Наша служба такими вещами не занимается. Начитались детективов…

На сцену неожиданно выбегает ручная крыса.

Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Ваше лакомство пожаловало. Проверим на нем действие чая (ставит чашку на пол; крыса доверчиво подбегает к ней, пробует чай и сдыхает, перевернувшись кверху лапами.) Что и требовалось доказать.
Сухоруков. Совпадение! Совпадение!
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Как и исчезновение лидеров оппозиции?
Сухоруков (гневно, возмущенно). Вы что, нас обвиняете в этом?
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Разве могут быть варианты?
Сухоруков. Сами попрятались по заграницам… Пиар у вас такой…
Главный ОППОЗИЦИОНЕР. Если так… Значит, я могу быть свободным? Отправляться за границу?
Сухоруков. Ну-у, с вами у нас разговор особый. Вы у нас погостите денек-другой… Вот для вас, так сказать, уже и ложе готово (показывает на стол с пыточными принадлежностями). Просим вас прилечь сюда, отдохнуть…

Вбегает 1-й офицер.

1-й офицер (быстро, полушепотом). Александр Николаевич, Александр Николаевич!
Сухоруков (недовольно). Ну что у вас снова там стряслось!?
1-й офицер. Беда!

Сухоруков отходит с ним к краю сцены.

Сухоруков. Говорите.
1-й офицер. Возмущенный арестом Главного ОППОЗИЦИОНЕРА народ захватывает в городе административные здания. Армия переходит на сторону бунтовщиков.
Сухоруков. Сколько их?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .