М.ЭННЕКЕН, М.МЭЙО «ЛГУНЬЯ»

Кэтти: Ты его плохо знаешь. Он такой недоверчивый, будет ревновать, особенно после того, как я солгала ему. Теперь, конечно, он будет подозревать, если даже я скажу правду.
Джимми: Во всяком случае, мне эта история не доставляет никакой радости. Я считаю себя другом и твоим и Вильяма, и не хочу быть замешанным в ваши семейные ссоры.
Кэтти: Теперь поздно. Теперь нужно продолжать лгать дальше. Другого выхода нет. (Плачет.)
Джимми: Позволь! Ты же сказала, что он знает всю правду??
Кэтти: Он знает, что я завтракала с кем-то в ресторане «Савой». Но он не знает о том, что это был ты. Ты Мэджи ничего не говорил?
Джимми: Нет.
Кэтти: Так она не знает? Отлично!
Джимми (обеспокоенный, поднимается со стула): Что отлично? Почему отлично? Что ты хочешь этим сказать?
Кэтти: Я еще не знаю, что я хочу сказать и что я буду делать, но во всяком случае, Мэджи не должна ничего знать.
Джимми: Вот это уж извините. Я никогда не врал своей жене и не собираюсь врать.
Кэтти: А по-моему, если ты скажешь ей, это еще больше меня скомпрометирует. Мэджи очень милая женщина, но она так любит вмешиваться в чужие дела…
Джимми: У меня не было секретов от Мэджи – у меня не было секретов от Мэджи и не будет.
Кэтти: Думаю, Джимми, что на этот раз ты сделаешь исключение. Мне так нужна твоя поддержка.
Джимми: Если эта поддержка состоит в том, что я должен солгать Мэджи, это благодарю покорно. Нет, нет и нет. Я и врать-то не умею. Когда я начинаю врать, я тут же волнуюсь. И все сразу видят правду на моем лице. Это мне даже в делах мешает.
Кэтти (с презрением): Хорошо. Иди к своей жене и скажи ей всю правду.
Джимми: Так и сделаю.
Кэтти: Иди и скажи.
Джимми (в отчаянии): Черт побери! Кэтти, дорогая, будь же благоразумна. Ведь все это такой пустяк, такое невинное происшествие. Расскажи Вильяму, пока не поздно. Вот и все.
Кэтти: Уже поздно, милый Джимми. Уже поздно. Если я теперь признаюсь, что солгала, то Вильям уже никогда не будет верить ни одному моему слову. Он даже вообразит, что мы с тобой давно его обманывали. Понял? Представь себе, как это будет приятно и мне, и тебе, и твоей жене. (Джимми падает в кресло.) Нет, милый Джимми, ты должен поддержать меня. Это в наших общих интересах.
Джимми: Кэтти!
Кэтти: Тебе совсем не жаль меня. А еще называешься другом моего детства! Я такая несчастная… (Бросается в слезах на диван.)
Джимми (смотревший на нее с негодованием, постепенно смягчается, проникается жалостью, приближается к ней и берет за руку): Ну, Кэтти, ну, дорогая, ну не отчаивайся. Все уладится. В конце концов, ведь не первый же раз вы с мужем ссоритесь, - и каждый раз тебе кажется, что все уже порвано и навсегда…
Кэтти (с рыданием прижимается к нему): Джимми, милый Джимми, я так мучаюсь… (Уходит.)

В дверь прихожей входит Вильям.

Вильям: Она еще спрашивает, сержусь ли я!... Ты здесь?
Джимми (в затруднении): А я шел мимо… Ну, и зашел узнать, как вы живете…
Вильям: Она тебе все рассказала?
Джимми:Да. Я очень огорчился, что между вами опять недоразумение.
Вильям: Ты называешь это недоразумением? (Опускается в кресло.) Если она настолько не имеет совести и здравого смысла, что идет в «Савой», где нас с ней знает каждый лакей, и завтракает там наедине с каким-то болваном..
Джимми (протестующе): Ну почему обязательно с болваном? Может быть, он даже и не болван?.
Вильям: А! Не все ли равно?
Джимми: И затем, Кэтти говорит, что она не была в ресторане. Она лишь зашла в кондитерскую, съела пирожное….
Вильям: А метрд’отель узнал ее, поклонился, и она ему ответила кивком. Как низко нужно уронить свое достоинство, чтобы на виду у всех завтракать в ресторане с каким-то ослом, а потом скрывать это от своего мужа…от своего мужа…
Джимми (не зная, что сказать): Пожалуй, да… И все-таки, погоди, старина, не нервничай так. Мне почему-то кажется, что все это невинная история, которая скоро разъяснится. Поговори с Кэтти ласково, покажи ей свое доверие, и, конечно, она расскажет тебе всю правду.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .