М.М. Херасков «Друг несчастных»

ЗЕЛИТ. Отнеси, отнеси! – это жалко, но свои долги терять умному человеку еще жальче; захотят работать, право откупятся…Что смотреть на вздохи и печали людские! это все слабость; а деньги мои; вот это важность! Но вот она. Ну! ступай за мною; ты довольно пригожа, чтобы…
МИЛАНА. Злодей! Не ругайся бедностью; ты честь мою порицаешь!
ЗЕЛИТ. Ах! у нищих будто честь и добродетель бывает?
МИЛАНА. Ежели бы я подобно твоей душу имела, и совесть моя от нападения гнусных пороков не защищалась, я, конечно бы, у ног твоих теперь не лежала; бесстыдным средством, как и другие, собрала бы имение и беззаконным ростом, как ты, его умножила бы; была бы у развратных сердец в почтении; не краснела бы, слушая непристойные речи; но мои благородные мысли…
ЗЕЛИТ. Ступай же с благородными мыслями в каторжную работу! (Тащит ее.)
МИЛАНА (обороняясь). Постой! беззаконный человек! дай мне свободу… Я заплачу твой долг… (Снимает у себя с шеи ленточку, на которой прицеплен маленький ящичек.) На! возьми за твои деньги; мне моя матушка, кончаясь, это отдала и сказала, что эта коробочка золотая; что в ней заключается какая-то важность, и чтобы я без нужды никому ее не отдавала…. Ах! конечно, она, бедная, предчувствовала, что мы будем в такой нужде, и для того беречь ее мне приказывала. На! возьми, это твоих денег стоит. Возьми!
ЗЕЛИТ. Ежели эта коробочка подлинно золотая, то я, справясь, подожду на вас дня три моего долгу. моим оскверненную!

ЯВЛЕНИЕ III

МИЛАНА (одна). Милосердный Боже! ты меня вразумил с этим беззаконным человеком толь счастливо разделаться, спасти дом наш от крайней гибели, спасти отца и меня от вечного по нашей нищете заключения и братьев моих от мучительной и жалостной смерти. О! несчастные младенцы! о! любезный мой отец! Кровь мою пролить бы я готова для вашего искупления; пожалею ли я моих ради вас украшений? они мне теперь не нужны, а нужны вам мои руки и труды мои. Бедные! не плачут ли они? нет, пусть они еще уснут… тем меньше свою бедность чувствуют. Сяду работать. (Садится.) Не проснулись ли они? (Встает.) Кто это стучит? ах! это батюшка!

ЯВЛЕНИЕ IV

МИЛАНА и ПАМФИЛ (идет в отчаянии с хлебом и деньгами).

МИЛАНА (бросаясь к нему). Батюшка! это ты?… но что с тобой сделалось? Ах! конечно, ты не можешь; ты бледен; волосы твои склокочены! Стонешь! ах! ты умираешь!.. молчишь!
ПАМФИЛ (повергнув хлеб и деньги). Возьмите эти деньги и пищу, злодейством моим оскверненную!
МИЛАНА. Батюшка! что я вижу? у тебя пистолет в руках! Но нет, ты честен.
ПАМФИЛ (бросясь на скамейку). Нет! я злодей!
МИЛАНА (упав к его ногам). Ах! что ты сделал?
ПАМФИЛ. Ограбил человека! Я преступник!
МИЛАНА. Боже мой! что я слышу! Ах! что тебя к этому принудило?
ПАМФИЛ. Близкая смерть моих младенцев, твое страдание и мое злосчастие!
МИЛАНА. И ты убил человека?
ПАМФИЛ. Нет! я принудил его отдать мне все, что он имел с собою. Я… я отнял его деньги и купил пагубную сию для вас пищу, которая позорную смерть приключит мне вскоре!
МИЛАНА. О! бедность, до чего ты людей доводишь! Как ты мог приступить к такому злодеянию?
ПАМФИЛ. Трепетал, колени мои дрожали, глаза мои меркли, голос мой в устах моих замирал! Я, приближаясь к первому, кто со мною встретился, не знаю, просил или требовал кошелька от него: он, увидя пистолет в моей руке, отдал мне свои деньги, а я остался неподвижен; познал всю гнусность моего поступка, вообразил казни заслуженные; и ежели бы не вспомнил о вас, бежал бы все возвратить! Но ах! дети мои, для вас учинился я злодеем и с охотою для вас умереть хочу… Питайтесь!
МИЛАНА. О! добродетельнейший преступник! О! чувствительнейший отец, успокойся! Нет, мы не вкусим этой пищи, в которой смерть твоя заключается; она в яд нам обратится… Возьми, возьми все сие; беги, ищи этого человека, которого ты ограбил; упади к ногам его, проси у него прощения; беги и отдали от нашего дома принесенную нам жизнь, казни и поношение навлекающую.

Номер на детскую коляску заказать номера на коляску.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Опубликовано в рубрике Основное 03.12.2010: .