МАЛЕНЬКИЕ КОМЕДИИ

М о л о д а я ж е н щ и н а. Я со своим мужем познакомилась – вот, благодаря этим вот самым конькам… Шла я с дня рождения, зимой, поздно – пьянющая!.. Шла мимо катка, и чё-то мне в голову стукнуло – пристала к мужику: «Дай покататься!» Он мне: «Ты чё, у меня коньки – сорок пятого размера», – «Мне по фигу, дай покататься!» Сняла сапоги, одела коньки – а они конькобежные, с огромными полозьями; разогналась!.. Последнее, чё я помню – сбиваю двух девок и мордой влетаю в сугроб… Просыпаюсь от того, что мне холодно; открываю глаза – слева, справа койки. «Ну всё, – думаю, – докатилась: замели в трезвяк». А мне хреново!.. Думаю: «Времени, значит, уже – до фига», – давай в дверь колотить: «Выпустите меня отсюда!..» Открыли, выпустили, принесли мне дублёнку мою – и коньки эти самые. «Э, – говорю, – мужик, ты чё, сапоги мои где?!» – а он: «Я откуда знаю; в чём тебя доставили, то и выдаю; скажи спасибо, что я тебя вообще отпускаю». Делать нечего – выхожу, время семь утра; иду: в короткой дублёнке, в вот такой (показывает: короткой) юбке – и коньках сорок пятого размера. Ну, кое-как доковыляла до остановки, автобус подошёл – набитый; я в него влезла и там такое началось!.. «Ты мне своими коньками все ноги отдавила!.. Ты чё, офигела?!. Сними их, на фиг!..» А мне хреново!.. Ну, доехала я кое-как; вышла у себя, на подстанции, иду; а ночью снег выпал, я бы на них поехала, а никак нельзя: снег; только шагать в них. Время полвосьмого, все на работу идут – а меня ж там все знают; смотрят, здороваются, и даже не спрашивают – чё; все решили – белка стукнула. Прихожу домой, мать дверь открывает; рот раскрыла, коньки на мне увидела, закрыла рот. «Ну, – думаю, – ща лопнет». А она мне: «Вот где ты всю ночь на коньках каталась, туда и иди», – и дверь захлопнула. Ну, чё делать – спустилась я вниз, села на лавочку у подъезда; сижу, нога на ногу, коньком болтаю – а мать меня в форточку пасёт. А мне хреново!.. А тут пацан какой-то на машине выруливает; меня увидел – и чуть не в столб. Развернулся, подъехал, спрашивает: «Девушка, а вам коньки не жмут?» – «Жмут», – отвечаю. «А чё ж вы в них-то?» –
«А я спортсменка, блин, по утрам на коньках бегаю», – «А-а… А чё тут сидишь?» – «А вон, – говорю, – видишь, Годзилла в форточке торчит, домой не пускает…» – «Ну чё, поехали, – говорит, – я тебе какие-нибудь ботинки найду». Мать меня из машины вытащила, когда мы уже заводились; а через полгода я за него замуж вышла… А коньки эти до сих пор у меня дома стоят: мужу моему на два размера больше.

БАЛАГАН

Через зал к сцене идут О н и его Д р у г .

О н. Она не любит меня…
Д р у г. Она любит тебя.
О н. Она не понимает!..
Д р у г. Она понимает.

Поднимаются на сцену.

О н. Если ты прав – я застрелюсь.
Д р у г. А если не прав?
О н. Повешусь.

Выходит М о л о д а я ж е н щ и н а в красном, за ней – Н е м о л о д о й м у ж ч и н а
на четвереньках, с дамской сумочкой в зубах.

М о л о д а я ж е н щ и н а. Стоять. (Вынимает из сумочки помаду и зеркальце; подкрашивает губы.)

Н е м о л о д о й м у ж ч и н а
(встав на ноги)
Уважаемый, известный
и неглупый человек –
я хожу за вами следом,
как большой лохматый пёс;
до ошейника и клички
я унизился – но вам
я не нужен, потому что
вы не любите собак!..

М о л о д а я ж е н щ и н а. Сидеть.

Н е м о л о д о й м у ж ч и н а выполняет команду.

Лежать. Голос. К ноге. Умри. (Трогает Н е м о л о д о г о м у ж ч и н у носком туфли.) Надо же – действительно, умер. (Взяв сумочку, уходит.)

С а н и т а р ы в е т е р и н а р н о й с л у ж б ы утаскивают Н е м о л о д о г о м у ж ч и н у.

О н. Н-да… Как однажды выразилась моя мама: «Человеку свойственно любить то, что ему несвойственно»…

Через сцену проходит О н а.

Это вы… Это вы!.. Куда же вы? Не уходите… Пожалуйста, не уходите!..

Через зал к сцене идёт Т о р г о в к а п и р о ж к а м и.

Т о р г о в к а. Пирожки! Горячие пирожки! Берём горячие, домашние пирожки!
Д р у г. Женщина, а с чем пирожки?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Опубликовано в рубрике Основное 17.11.2010: .