Мария Березовская ПОСЛЕ СПЕКТАКЛЯ

СЕРЁГА: Родные – не родные…Не знаю. Охомутала она тебя – и всё. Теперь села на тебя и не слазит. И не слезет. Ты ей – и в массовках во всех, и роли, и халтуру, и монтировщиком…А она? Королева…Бутылёк с ядом!.. Поди, опять коньяк с Фомой пьёт – тебя ждёт, называется.
ЮРИК: Я ей доверяю.
СЕРЁГА (бесится): Да ну тебя, на хрен.
Молчание и работа.
ЮРИК: А мне, знаешь, надоело всё…Всё равно. Как есть – так и будет.
СЕРЁГА: Ты чего это? Пацан! Тебе лет-то сколько?
ЮРИК: Двадцать три. (подумав, уточняет) Через два месяца.
СЕРЁГА: Ну и чё ты киснешь? Молодой…Брось ты свой бутылёк с ядом. Вон баб нормальных – полно! А эта тебе житья не даст.
ЮРИК (срываясь): Да при чём тут она?! (сдерживается) Разочаровался…во всём…разочаровался. В театре разочаровался! Профанация, а не театр! Понимаешь ты, нет, в профессии своей разочаровался! Я поступать в театральный пришёл, думая, великое искусство этот театр… Обман, подделка! Нет театра, нет… Ни актёров, ни режиссёров – нет! Стоим в курилке – курим, плюёмся, матюгаемся, анекдоты травим, и тут же на сцену выскакиваем и играем – чистое сердце, любовь к матери…Ерунда! Настоящий актёр такого себе не позволит, он и в жизни – ЧЕЛОВЕК! А эти? А я? Актёры? Погань, а не актёры! Это ещё в театральном из нас сделали…На курсе все друг с другом попереспали, и ничего, всем плевать! Преподаватели ещё на первом курсе подсмеивались: «Ничего, ничего, попереспите друг с другом, притрётесь, и играть будете». Это они таким образом из нас актёров делали…О чём говорить?! Я на сцену как на эшафот какой захожу…Ты сам видишь, кто у нас в спектаклях играет, да в каких спектаклях…
СЕРЁГА (испуганно): Ну это ведь для зрителя стараются…Стараемся…Он ведь, как говорится, хлеба да зрелищ требует, зритель. Ты посмотри, какие фильмы идут, – кровь да секс…
ЮРИК: Ерунда! Чушь! Зритель тоже давно устал от крови этой, от обмана, от подделки! Он бы откликнулся, всем сердцем откликнулся, если бы ему что-то настоящее предложили, о ЧЕЛОВЕКЕ! Тронуло бы, задело, если б о человеке! Если б откровение…(молчит) Нет, Серёга, сейчас театра, нет. Название одно осталось ещё…Театр – коллективное ведь искусство, понимаешь, коллективное… Все должны быть одержимы театром…Одержимы – не меньше! От вахтёра и до директора! Вкладываться должны, вкладываться, без отдачи! А у нас? Вахтёр грубит, директор жадничает, да и…Сам знаешь…А актёров вообще нема. Хоть один если и будет гениальный – ни черта он не сыграет без коллектива соответствующего. Один всех не вытянет: он – один процент, остальные – девяносто девять – куда попрёшь? И не играть он на сцене будет, а пыжиться…С бездарями-то…
СЕРЁГА: А как ты предлагаешь отдаваться? А? Ты на себя погляди: после театрального – актёр со своим десятым разрядом, получаешь тыщу двести, да плюс ты ещё монтировщиком – за восемьсот рублей…Чтоб хоть как-то, и…никак. Как?
ЮРИК: Я и говорю – театра нет. Театр в упадке. И не скоро, не скоро выйдет из него…лет через пятьдесят, может быть…А я – разочаровался. И не очароваться больше. Нам мастер даже говорил, что он за свою жизнь ни одного настоящего спектакля – не видел. И я…не видел. И не увижу…Душу-то отнял театр этот у меня. Прокурил я, пропил, проблудил…душу-то…
СЕРЁГА: Да ты будь проще! Плюнь на всё и не переживай!
ЮРИК: Вот все и плюют. Все. Плюют и плюют. Нас с тобой уже заплевали. А нам всё равно…Меня ничто тут не держит…Ни-что-оо…
СЕРЁГА: В театре?
ЮРИК: Да в жизни, Серёга, в жизни…Ничего, кроме неё…
СЕРЁГА: Кого? Бутылька с ядом?
ЮРИК: Бутылька с ядом. Веришь, нет, только она…
СЕРЁГА: Охомутала.
ЮРИК: Люблю. И работаю для неё. Мне-то ничего не надо. А ей с зарплаты, с халтуры хоть маленький цветок, да куплю…Ей приятно…Сказочник этот, Андерсен, ещё сказал: «Что нужно человеку для счастья? Солнце, свобода и маленький цветок». У неё два из трёх единств уже есть – солнце да маленький цветок…
СЕРЁГА: А остальное? Свобода-то в наше время – в деньгах…
ЮРИК: Уйду я из театра, Серёга, уйду.

Страницы: 1 2 3

Опубликовано в рубрике Основное 03.04.2011: .