Михальская А. К. Русский Сократ: Лекции по сравнительно-исторической риторике

низших общественных слоев из дискурса власти, "вычеркивания" их из областей социально значимого дискурса. В период первых послереволюционных десятилетий невиданные социальные сдвиги сочетались с перемещениями масс народа и по социальной оси, и по всей территории России. Перемешивались и социальные, и территориальные диалекты, что и привело к исчезновению социальной стратификации логосферы, в этом аспекте приобретшей аморфный характер. Парадоксальным образом, этому способствовала и речь Сталина, для которого русский язык не был родным и речевая манера которого, естественно, сохраняла отчетливые признаки грузинской логосферы. Потом, начиная с периода властвования Н. С. Хрущева, а затем и на протяжении правления Л. И. Брежнева, речь власти приобретает в нашей стране явные диалектные южнорусские черты. Южнорусский диалект (носителями которого были и ключевые фигуры, и их окружение, пришедшее с ними в Москву, — многочисленные выходцы из южных областей России) продержался "у власти" вплоть до исчезновения с политической арены М. Горбачева. Во всяком случае, то, что речь высших представителей власти носила явные признаки речи диалектной (в территориальном смысле), а также изобиловала вместе с тем и признаками социально непрестижного диалекта (в иерархическом смысле), т. е. попросту содержала множество фактов нарушений норм современного русского литературного языка (вспомним: нАчать и углУбить перестройку призывал нас М. С. Горбачев), — все это никак не способствовало реальному социальному расслоению отечественной логосферы. Полностью парадоксальной стала социально-речевая ситуация сразу после Октябрьской революции, когда грамотная культурная речь воспринималась как "подозрительная" и прямо "враждебная", так как именно носители этой речи — аристократия и интеллигенция — воспринимались как первые социальные враги. Эта традиция враждебности к культурной речи продержалась десятилетия. В любой стране Запада ситуация прямо обратная.
91
Лекция 8
РЕЧЕВАЯ РОЛЬ И РЕЧЕВОЕ
ПОВЕДЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ЛИДЕРА
"МОНАРХИЧЕСКОГО" ТИПА
1. ДВА ТИПА СОЦИАЛЬНОГО ЛИДЕРА
Рассмотрим черты речевого поведения, характерные для "особи высокого ранга" — социального "доминанта". Наблюдения показывают, что есть значительные различия в речевом поведении "лидера, борющегося за власть" и "лидера, достигшего власти". В первом случае речь служит оружием борьбы за получение высокого или высшего статуса — орудием установления иерархии. Во втором случае речь используется для сохранения достигнутого status quo. "Лидер неосуществленный", "становящийся" проявляет себя в речи иначе, чем "лидер осуществившийся", "законченный". В чем же эти отличия?
Характеристика этих двух типов речевого поведения интересна для нас не только с чисто "человеческой" точки зрения. Она важна и для понимания особенностей "речи власти" вообще — власти "неперсонифицирован-ной", государственной. Власть стабильная использует иной язык и иную риторику, чем власть становящаяся. Цель политического дискурса первого типа — успокоить сообщество, создать впечатление стабильности. Цель политического дискурса второго типа — напротив, активизировать массы, создать впечатление наличной катастрофы или кризиса, требующих активных действий. Поэтому в дискурсе "стабильной власти" и в дискурсе "становящейся власти" одна и та же ситуация может быть описана, представлена совершенно по-разному. Аналогичны и различия в поведении и речи лидеров этих двух основных типов.
Кроме того, эта проблема существенна для понимания особенностей речи и речевого имиджа политиков в зави-
92
»? HjT

Сертификаты для моряков у моряков теперь бессрочные сертификаты.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .