Михальская А. К. Русский Сократ: Лекции по сравнительно-исторической риторике

В речи Сталина "Заключительное слово по политическому отчету ЦК XVI съезду ВКП(б)" читаем: "Особенно смешные формы принимают у них (членов правой оппозиции) эти черты человека в футляре при появлении трудностей, при появлении малейшей тучки на горизонте. Появилась у нас где-нибудь трудность, загвоздка, — они уже в тревоге: как бы чего не вышло. Зашуршал где-либо таракан, не успев еще как следует вылезть из норы, — а они уже шарахаются назад, приходят в ужас и начинают вопить о катастрофе, о гибели Советской власти. (Общий хохот.) Мы успокаиваем их и стараемся убедить, что тут еще нет ничего опасного, что это всего-навсего таракан, которого не следует бояться. Куда там! Они продолжают вопить свое: "Как так таракан? Это не таракан, а пропасть, гибель Советской власти"... И — "пошла писать губерния"... Правда, потом, через год, когда всякому дураку становится ясно, что тараканья опасность не стоит и выеденного яйца, правые уклонисты начинают приходить в себя и, расхрабрившись, не прочь пуститься и в хвастовство, заявляя, что они не боятся никаких тараканов, что таракан этот к тому же такой тщедушный и дохлый". (Смех. Аплодисменты.)
Судьба метафоры "таракана" известна каждому, кто читал "Тараканище" Корнея Чуковского — детскую сказку в стихах, в свое время запрещенную как опасное произведение, могущее быть прочитанным как пародия на вождя, а потом пришедшую в каждый советский дом, в каждую семью. Однако вспомните: заимствовать метафору — значит выразить преданность и верность. Обратимся к специальному источнику: в работе "Этика и риторика китайской культурной революции" авторы Л. Дит-мер и Чен Руокси отмечают, что большое влияние на язык китайской пропаганды оказали индивидуальные образы Мао Цзедуна. В язык политики вошли и слова из диалекта провинции Хунань, родины Мао, и его любимые выражения. Так, его метафора "Все реакционеры — бумажные тигры" стала употребляться в языке мировой политики. Цитаты из китайской классики, которые'при-
102
водил Мао, немедленно подхватывались и входили в широкое употребление. Все эти выражения становились не только популярны, но и обязательны для употребления в языке китайской пропаганды. Любимое "ключевое слово" Мао — делать, его любимое выражение — совершать внезапное нападение. Делать (gao) — слово диалектное, на письме прежде не употреблявшееся. Однако благодаря пристрастию к нему Мао оно не только вошло в литературный китайский язык, но и вытеснило из него другие имевшиеся в китайском языке глаголы со значением "делать". Интересно, что если слова китайских императоров по традиции табуировались, то Мао активно способствовал внедрению своей лексики и фразеологии в язык народа и политики. Он поощрял публикацию цитат из своих речей, наполнение ими средств массовой информации. В настоящее время все это — и само имя Мао, и цитаты его — полностью исчезло из газет КНР {Dittmer L., Chen Ruoxi. Ethics and Rhetoric of the Chinese cultural revolution. — Berkely (Cal.), 1981).
Закономерности "преобладания" словесной и образной системы речи лидера, иерарха, в общенародном и особенно политическом языке в тоталитарном обществе мы наблюдаем и в России, и в Китае. Логосфера тоталитарного общества структурируется под действием одинаковых движущихся принципов.
Вернемся к метафоре "таракана". У нее есть важные особенности, способные немало сообщить об индивидуальной логосфере Сталина.

Пластиковые окна тюмени.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .