Михальская А. К. Русский Сократ: Лекции по сравнительно-исторической риторике

В истории русской философии на рубеже веков и в начале нашего столетия — в "период построения систем" — наиболее значительные и наиболее вместе с тем особенные, выражающие специфические черты русской духовной жизни и мысли философы Вл. Словьев, Н. Лос-
183
торых немаловажной был индивидуализм. "Для меня теперь человеческая личность выше истории, выше общества, выше человечества", "Общее — это палач человеческой индивидуальности; оно опутало ее страшными узами" — вот позиция Белинского, которой весьма близки в нашем столетии взгляды Н. Бердяева. Впрочем, последние не случайно оцениваются как отход от святоотеческой традиции (В. В. Зеньковский). У Бердяева понятие "общности в мистическом опыте", где "все во мне, а я во всем", не спасает индивидуума от самозамыкания И, по сути, является вполне мнимым; индивидуум, обреченный на одиночество, находится у Бердяева в постоянном страхе перед реальным общением в реальном мире — перед действительностью, которая для философа есть нестерпимая "обыденщина". "Быть в мире есть уже падение'', — пишет Бердяев в работе "Я" и мир объектов" (кстати, название работы весьма характерно).
В русской духовной традиции индивидуализму противопоставлен персонализм. Философский персонализм определяет личность (так, например, у Ю. Ф. Самарина) как "прозрачную среду, сквозь которую проходят лучи вечной истины". Не растворение личности в общем, не принудительное отречение от нее, но развитие ее до того уровня, когда, не теряя собственного голоса, она может соединиться с другими голосами, утверждая и себя, и общность в этом единстве — вот смысл этой концепции. Так и у Л. Н. Толстого. "Не отречься от личности должно человеку, а отречься от блага личности", "Цель жизни есть бесконечное просветление и единение существ мира", — пишет Толстой в трактате "О жизни" (гл. XIX и XXI). Единение же понимается не как слияние, оно не допускает исчезновение личного начала — вот как формулируется смысл категории единения у В. В. Зеньков-ского. Л. Н. Толстой в трилогии "Детство", "Отрочество", "Юность", описывая процесс вхождения личности в социум, процесс социализации индивидуума, делает это во многом с помощью скрупулезного, поразительно точного и детального анализа изменений речевого поведения человека — анализа, структурной четкости которого, сочетающейся с ясностью видения, позавидовал бы любой современный лингвист, специалист по речевому
182
поведению. Процесс вхождения личности в социум, трудности взрослеющей, становящейся души решаются писателем нередко в сфере "бытовой", "прикладной" риторики. И вот что важно: не соответствие речевого поведения этикетным формам и принятым нормам решают дело, но овладение подлинно человеческим словом — чистым в своей искренности, лишенным всякой "соревновательности", всякого личностного самоутверждения и самодемонстрации, — диалогическим словом, выражающим движение души, служащим и ответом на такое же движение души собеседника, и стимулом к возникновению у того новых душевных движений, — короче, овладение словом объединяющим. Таково, по Толстому, условие подлинной социализации человека, состоящей в единении личности и мира.

Теплицы из сотового поликарбоната цены www.novostroy1.ru.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .