Н. Мошина «Пуля»

Сердце становится таким большим, что просто отказывается биться.

Тупо лежишь перед телеком.

Да ну нах.

Зачем же так пить?

Это мама.

Выпорю я когда-нибудь тебя хорошенько.

Это папа.

Но не порол.

Пальцем никогда не тронул.

Рассеянный, как свет.

Папа-физик.

Нищий папа-физик.

«Лучше бы я вышла замуж за Сашу».

Его глаза за очками были такими… Такими растерянными.

Рассеянными.

Тени бродили по дому.

А дальше? Дальше-то что? Что было дальше? Я хочу знать. Пора переходить. Пора рассказывать уже об этом.

То есть со школой – всё?

Ну ее на хер, эту твою школу. Что у тебя осталось от этой школы?

Зато я поступила в универ.

Типа умная.

Потому что надо.

Нет, нет, это всё херня. А вот что было дальше?

Я училась.

Подожди – ты не хочешь об этом? О главном?

Я просто растягиваю удовольствие. Это как будто ешь, а к самому вкусному на тарелке не притрагиваешься, оставляешь напоследок. И я просто не знаю, как говорить об этом.

Ну, давай же, давай. Как там было, напомни? Как всё началось?

С вопроса.

Прости, тебя как зовут?

Сразу на «ты»! Пуля. И – захотелось провалиться! Я сказала, что меня зовут Пуля?! Самому красивому чуваку на свете я так сказала?!

Класс.

Он сказал «класс»? Он сказал. Он так это сказал, что настоящее мое имя уже не имело никакого значения. У меня не было больше имени, кроме этого. Пуля.

Ты – однозначно Пуля. Красивая, как пуля.

«Красивая, как пуля»…

Ты чего одна?

Жду.

Ненавижу ждать.

Я тоже.

Поехали?

Куда?

Плохой вопрос.

Я тебя не знаю.

И не узнаешь.

Тогда зачем?

Тебе хорошо?

Нет.

Так поехали.

И мы поехали.

Офигительное легкомыслие.

Я просто пыталась размотать тот моток колючей проволоки у себя в груди.

Влюбилась, как дура.

С первого взгляда!

Поехала, не зная имени.

Ничего не зная.

А куда?

За город. На какое-то поле. Стрелять.

Слушать свист пуль.

Бутылки разлетались со звоном.

У его огромной машины были огромные фары, светившие белым.

Он стоял позади меня, его руки сжимали мои руки, а мои руки – пистолет.

Это было лучше секса?

Это было лучше секса. Когда его палец, а под ним – мой палец, а под моим – триггер.

Что?

Триггер. Он сразу отучил меня называть это «курком» и «спусковым крючком».

Крючком вяжут бабушки.

И когда наши пальцы плавно нажимали триггер, внизу живота становилось так тепло, что я закрывала глаза.

Не бойся.

Я не боюсь.

Я знаю.

Пуля…

И был секс в машине. А почему нет? И – пистолет у моей головы.

Ты когда-нибудь так пробовала? С пистолетом?

Нет.

Хочешь, чтобы я убрал?

Нет.

С извращенцем за городом.

Зато это был первый оргазм в моей жизни.

А мог ведь и выстрелить.

И я могла. Потому что во второй раз пистолет держала я.

У-у…

И если бы кто-то вдруг оказался той ночью на том поле и решил бы заглянуть в окно машины, мы бы его убили.

Убили бы?

Легко.

И убили.

Чуть позже. Той же ночью.

Как называлась та забегаловка?

«Трасса».

Да, придорожная забегаловка для дальнобойщиков.

Мы заехали купить пива. Над стойкой был здоровой телек, в котором дергалась какая-то фифа.

Дура-блондинка.

Да, ногастая-грудастая. Глаза как у лани.

Ажурные чулки, вся херня.

Безликое мясо.

Безликое безголосое мясо.

Но красивое мясо.

Красивое для таких, как бычок за стойкой.

К сожалению, не глухонемой бычок за стойкой.

К сожалению, поклонник такой вот лабуды.

К сожалению, решивший поделиться своим восхищением по поводу этой вот лабуды.

К сожалению, решивший сказать, что вот только такую лабуду и надо пускать в телек.

И последним, что он увидел, был черный туннель ствола.

Вобравший его в себя. Засосавший.

Он даже не успел испугаться.

А что стало с его лицом, божечки.

И последним, что он услышал, было –

Слушай нормальную музыку, урод.

Страницы: 1 2 3 4 5

Опубликовано в рубрике Прочее 11.02.2012: .