Наталия Мошина «Техника дыхания»

Я понимаю, что, если это так, то я, конечно, персонаж совершенно второстепенный. Даже пято-, десятостепенный. Но вот какую-то линию в отношении меня Он же всё равно ведет. Значит, как-то нужно это всё. Зачем-то, значит, нужно. Нужно было, чтобы, например, в десятом классе Катька влюбилась в меня, чтобы попросила подружку свою, Надьку, записочки мне носить, потому что сама стеснялась. Нужно было сделать так, чтобы Катька-то вот мне совсем не нравилась, а Надя, которая записочки носила, наоборот понравилась так, что… Значит, нужно было, чтобы я вот влюбился так.
Мне всегда надо логику везде найти, вот в чем дело. А тут я не вижу никакой логики. Никакой логики не вижу в этой жизни. Не понимаю, почему и зачем происходит это всё. Я не понимаю, почему я должен любить человека так, что боюсь ему об этом сказать. Почему я все эти четыре года ничего ей не говорил. Я просто не понимаю, вот в чем дело. У меня пустота в мозгах, как начну об этом думать. Сплошное «почему?», «почему?», «почему?». И ни одного ответа. Поэтому есть я, есть Надя, а нас – нет.
А теперь у нее рак, она лежит в больнице, и я тем более не могу пойти и сказать ей обо всём, потому что она может подумать, что это из жалости. Тогда она начнет меня ненавидеть, потому что она… она гордая потому что.
А я дебил.
Зачем вот Богу нужно это всё, я не понимаю?..

Вернувшегося на место Килта сменяет на авансцене Света.
Пока она говорит, на авансцене рядом с ней по очереди встают остальные.

Света: Бог? Бог. Бог. Бог – это Бог. Такое слово. Три буквы вместе – бэ, о, гэ. Бог. Бог. Если произносить первую букву с придыханием и фрикатировать «гэ», то похоже на «бух» и на «пух», а если «гэ» не фрикатировать, а просто оглушать, то похоже на «бок». Бэ. О. Гэ.
Бог для меня – это сочетание трех букв, потому что так нам Его преподносят. А то, что я действительно вкладываю в идею Бога, звуками и словами совершенно не выражается.
А Бог – это Бог: бэ, о, гэ. Большой Огненный Гусь. Болотная Отвратительная Грязь. Бегущий Обезоруженный Гренадер. Бог – это Богатый Одинокий Гуляка и еще Бродящий Окрест Грипп.

Тимофей: Блистательная, Освежающая Гроза.

Веня: Бандитская Окровавленная Голова.

Килт: Бухающий От Грусти.

Света: Булькающий, Обжигающий Гуляш.

Тимофей: Белокаменный Огромный Город.

Веня: Брошенный Около Гаража.

Килт: Боль, Онкология, Гроб.

Света: Бархатная Осень Грядет.

Тимофей: Близится Огненный Град.

Веня: Болтать Очень Губительно.

Килт: Бред, Осушающий Губы.

Света: Бродский Офигенно Гениален.

Тимофей: Бабочки Окружают Голову.

Веня: Барабан Оглушающе Гремит.

Килт: Болонка Обогнала Грейхаунда.

Света: Бог.

Тимофей: Бог.

Веня: Бог.

Килт: Бог.

Часть третья
НАДЯ
ВИТЯ

Больничный парк. Аллейка, лавочка. На лавочке Надя и Витя.

Надя: …А я ненавижу, когда она плачет, понимаешь? Ненавижу. Что за хрень вообще, почему я это терпеть должна? Она приходит, глаза сухие, но плакала же, видно!

Витя: Ну, это мать… Они же всегда так.

Надя: Вот у какого-то народа, я читала, классно было: чувствовал человек, что умирает, собирался и уходил, куда глаза глядят. Вот как собаки делают, да? Ушли, умерли, как полагается – вот так надо.

Витя: «Как полагается» - это как?

Надя: Это в одиночку. Один. Понимаешь? Каждый из людей дохнет в одиночку – не аплодируй, это из фильма какого-то. Цитата.

Витя: Одному страшно. По-моему.

Надя: Да брось. Ты вот один сейчас – тебе что, страшно?

Витя: Я не один.

Надя: Ну, я не имею в виду, что ты сейчас со мной сидишь. Родичей там всяких тоже в виду не имею, друзей там, понимаешь? Я… я про метафизику тебе толкую, понимаешь? Что метафизически ты – один. Вот совсем. Вакуум. Космос. И ты. Понимаешь? Совсем один. Представь. Это же правда.

Витя: Я так не могу.

Надя: Ну, представь. Абстрагируйся.

Витя: Я не могу. Я не один.

Надя: Эх.

Витя: Только все равно страшно.

Молчание.

Часть четвертая
АКТРИСА
МУЖЧИНА

Гримерка в театре.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Опубликовано в рубрике Прочее 11.02.2012: .