О БРАТЬЯХ НАШИХ МЕНЬШИХ

Игорь: По хорошей привычке, унаследованной от отца, я, как и братья, не смотрел новости и не читал газеты. Знание действительно преумножает скорбь. Слухи о том, что в моём родимом королевстве не всё ладно, до меня доходили. Но кому сейчас легко и где сейчас всё ладно? Везде бардак. Я просмотрел на работе прессу: «смена власти в республике», «комендантский час», «наведение конституционного порядка». Но ведь не война же! Война – это… Это совсем другое. Война – это когда враги. Да, дружба разных народов – дело не всегда развесёлое. Потому как народы всё-таки разные. У всех свои маразмы. Но, в конце концов… У нас же была единая школьная программа… Фильм про Электроника… Да и вообще – война в моём городе… Вы представляете себе войну в своём городе? Нет, это бред какой-то… Так не бывает.

14.
Квартира братьев. Мойша укладывает дорожную сумку. Василий сидит в обнимку с контрабасом.

Василий (насмешливо причитает): Да на кого ж ты нас, соколик, покидаешь… Да мы же все глазоньки выплачем, в окошко глядючи… Да отощаем от тоски до безобразия… Кормилец ты наш, поилец…
Мойша: Кстати, я консервы купил – в шкафу… И «Геркулес» - три пачки. По утрам ешь «Геркулес».
Василий: Ой, иссохну я по тебе, никакой «Геркулес» не поможет… Сам эту размазню кушай. Ну и где она, спрашивается, будет жить?
Мойша: С нами. Где ж ещё?
Василий: То есть, никакой личной жизни. Тут на подслеповатого брата с контрабасом и на кухне не каждая соглашается, а если ещё и юркая еврейская бабушка…
Мойша: С чего ты взял, что она юркая?
Василий: А я её видел. Видел! Это ты, единственный внук, ни разу не сподобился пойти поглядеть – кто это тебе по телефону про деда героического, погибшего во имя науки астрономии, впаривает… Финики к Новому году – посылкой… А я ходил! И видел. Юркая – не сомневайся. Ох и скакала она между грядок с граблями наперевес, когда я как-то ночью лунной пришёл к ней картошку копать – «Тимура и его команду» тогда в школе проходили. Еле ноги унёс.
Мойша: Да ладно, врёшь ты всё.
Василий: Правда-правда.
Мойша: Ещё скажи, что в планетарий ходил.
Василий: Ходил. Ну, внутрь не зашёл, постеснялся, а вокруг побродил, поглядел. Круглое такое здание напротив зоопарка. Я тогда ещё папину фамилию носил, думал, там доска какая памятная деду висит, погордиться пришёл. В галстуке пионерском, на пробор расчесался, даже цветов нарвал на клумбе. А нет доски! И я – с цветами и пробором, как дурак. Хорошо, никто из наших не видел. Не ходил больше. Чего позориться…
Мойша: А меня чего не брал?
Василий: Да нужен ты мне больно… Может, Игорю её подсунем?
Мойша: Не пойдёт она.
Василий: Да и он не возьмёт. Такую рухлядь…
Мойша: Так… Здесь я всё перестирал, погладил и в тумбочку сложил.
Василий: А с чего ты взял, что она с тобой поедет? Да она тебя на порог не пустит. Какой из тебя Мойша Гарабидович? Ты себя в зеркале видел? А документы поддельные.
Мойша: Я думаю, юркая бабушка тоже приходила и подглядывала – кому, собственно, финики посылкой…
Василий: Конечно! Не сомневаюсь даже. А мы – всегда вдвоём. Даже в музыкалке. «Дети, а кто тут Мойша?» - «А вон они – с контрабасом!».
Мойша: И что? Тебе в город всё равно нельзя.
Василий: А тебе можно? Нет, вот почему тебе всю жизнь всё можно, а мне вечно ничего нельзя?
Мойша: Мне тоже нельзя. Но мне просто нельзя, а тебе нельзя совсем.
Василий: А я и не напрашиваюсь. Я и не собираюсь даже. И не проси. Нужна мне чужая бабушка… Разве что огородами…
Мойша: Огородами и я сумею… Так… Ладно. Вроде всё. Всё, всё… Да! Будешь писать родителям, наплети какую-нибудь чушь от меня. Всё, пока. В окно не выглядывай, вслед не смотри. Мы скоро. (уходит)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .